«Пролетая над... залетая в... ч.2 Залетая в»

    День следующий для нас начался рано и хлопотно. Гид, уличённый нами накануне в невыполнении программы обзорной экскурсии, не свозил в предусмотренный программой храм, расположенный дальше, чем Пура Батуан, поманил нас новой морковкой – предложил однодневную экскурсию на Яву за 200 долларов. Потом, правда, оказалось, что цена у его постоянных партнёров выросла на 50, но он нас заверил, что раз обещал нам экскурсию за 200, найдёт тех, кто это сделает за 200, и слово своё сдержал, которое нам ещё ой как аукнулось. В аэропорт прибыли вовремя, на посадку тоже прошли по расписанию, а дальше, дальше ничего не происходило, пробыв в обшарпанных креслах, наш борт новичком в лётном деле отнюдь не был, мы, откликнувшись на объявление по радио, были вынуждены покинуть самолёт и вновь занять места в зале ожидания. Ожидание было продолжительным, но не особенно тревожным, в Новой Гвинее уже оказывались в подобной ситуации, тогда нам довольно быстро поменяли борт, и мы полетели по своим делам. Настоящая тревога началась, когда после двух часов проведённых в аэровокзале, мы вновь уселись в кресла того же самого самолёта. Что я тогда только не передумал, и кого я только не помянул всуе: «на кой чёрт сдалась мне эта экскурсия»; «нашёл себе приключения за 200 долларов»; «понятно теперь почему у них самолёты падают или исчезают неизвестно где». Впрочем, чего интриговать, все в курсе, что на этот раз обошлось, и вот нас, опоздавших на два с лишним часа, встречает в аэропорту Джокьякарты местный гид.


    Безусловно, мы далеко не первые люди, вступившие на Яванскую землю, так называемый Яванский человек, чаще отзывавшийся на имя Питекантроп, сделал это чуть не два миллиона лет назад. Для этого ему, как нам, не нужно было лететь и даже не требовалось плыть, в те далёкие времена Ява являлась неотъемлемой частью Евразии. Сегодня на Яве проживает более 140 миллионов человек, это самый густонаселённый остров на планете, но и в доисторические времена тут было «многолюдно». Кроме костей помянутого Питекантропа, ныне относимого к виду Homo erectus, человека прямоходящего, на Яве обнаружены останки более продвинутого Явантропа и великана, хотя бы по названию, Мегантропа. Наши более близкие родственники люди разумные и не очень появились на Яве в тоже время, что и в Европе, примерно 45 тысяч лет назад, когда тогдашний ледниковый период понизил уровень Мирового океана, и до острова можно было дойти «яко посуху». «Человеку разумному» понадобилось не одна тысяча лет, а примерно 15, чтобы сделаться на Яве единственным представителем семейства гоминид, потом начались внутривидовые разборки. Тайна возникновения первого государства на Яве погребена в веках, сделали это местные или пришлые с соседних Суматры или Борнео, также неизвестно. Раньше, чем воины, правители или торговцы, до Явы добрались идеи буддизма и индуизма. Это случилось в самом начале нашей эры. Остро соперничавшие на своей родине буддизм и индуизм на Яве, в силу её размеров, сблизились, сроднились, став разновидностями одной и той же веры, о чём сегодня свидетельствуют расположенные бок о бок индуистские и буддийские святилища.
    Начинаем, так спланирован тур, с индуистского комплекса Прамбанан. Время строительства IX век, тогда на Яве существовало грозное государство Матарам. Основано оно было индуистом-шиваитом Санджайей в 732 году, чуть позже у руля страны встала буддийская династия Шайлендров, которую в середине девятого века вновь сменила шиваитская династия Синдока, это и есть время строительства Прамбанана, тогда правил Матараном некто Дхакса. По легенде грандиозный комплекс вознёсся в одну ночь, реально строился несколько дольше, как – известно мало, а вот легенда сохранилась. Это ещё одно возможное либретто к танцу Легонг: влюбился и посватался принц Бандунг к принцессе соседнего царства с говорящим именем Джонгранг, стройная. Джонгранг не хотела выходить замуж за Бандунга, поскольку их государства Боко и Пенджинг издавна враждовали, и отец Джонгранг погиб в ходе последнего захватнического похода, от руки, как думала принцесса, Бандунга, поскольку именно он возглавлял вооружённые силы своей страны. Оставшись сиротой, Джонгранг не решилась напрямую отказать принцу могущественной державы, не решилась также послать его «туда, не знаю куда», «искать то, не знаю что», но задачку, как водится в сказках, принцу задала, да ещё какую: построить в одну ночь храм с тысячей статуй, по другой версии храмовый комплекс с тысячью святилищ. С такой задачей не справилась бы ни наша Золотая рыбка, ни Двое из ларца, одинаковых с лица, ни даже Джин из лампы Аладдина, но индуистских божеств, как было сказано, миллионы и миллиарды, так что у верного шиваита Бандунга недостатка в помощниках не было. Видя, что 999 статуй уже на своих местах, а до рассвета ещё целый час, Джонгранг решила, не она первая, не она последняя, сымитировать, в её случае рассвет. Подданным королевства Боко было приказано запалить многочисленные костры, обманутые ярким светом петухи заголосили, будто их резали, а может так и было. Помогавшие Бандунгу духи, заслышав кукареканье, что это были за силы, остаётся только гадать, в страхе бежали, и работа осталась незаконченной. Принц, узнав об обмане, в сердцах проклял Джонгранг и она, окаменев, стала той самой недостающей тысячной статуей в храме Шивы, изображающей его жену Дургу в своей грозной ипостаси.


    Возникающие перед нами каменные лотосы комплекса не так велики и грандиозны как у Ангкор-Вата, но не менее интересны, тем более постарше будут. Тысячу статуй не насчитать, но барельефов немеряно. Изображения не столь ярки и интересны, как в Каджурахо, но там резали по мягкому песчанику, тут камень потвёрже, посерьёзней. Самый большой каменный лотос, 47 метров высоты, в самом центре комплекса, посвящён, разумеется, Шиве, два меньшего размера по бокам, такие храмы в Индонезии называются чанди, оставшимся членам индуистской троицы Вишну и Брахме. Ещё три храма, они расположены строго перед храмами божеств, посвящены их ваханам, священным животным, удостоившихся чести нести на своих спинах богов. Бык Нанду возил Шиву, Вишну передвигался на мифической птице Гаруде, а создатель вселенной Брахма летал белым лебедем по имени Анса или Ханса. Внутри храмов, там мне показалось гораздо менее интересно, чем снаружи, статуи соответствующих божеств, а у Шивы дополнительно статуи его жены Дурги, их сына Ганеши и мудреца Агастьи, индуистского Мухаммеда или Моисея, которому боги ниспослали Веды. К помянутым шести главным храмам-чанди прибавлена пара поменьше, эта восьмёрка каменных лотосов и образует главную часть комплекса, его сердцевину – мир богов, от строений, символизирующих подземный мир и мир людей, остались лишь прямоугольные платформы, да кучки камней на месте святилищ, которых, как подсказывают источники, было аж 240.Осмотренную нами часть комплекса из-за рассказанной легенды чаще называют Лара Джонгранг, к прилагательному Джонгранг - стройная прибавлено существительное «дева», а Прамбананом именуют весь археологический комплекс, куда кроме осмотренных нами индуистских святилищ входят и несколько буддийских, туда нас везёт специальный туристический паровозик. Главное отличие буддийских святилищ комплекса от индуистских – форма их крыш. У индуистских храмов это острые, как бутон молодого лотоса, устремлённые к небесам шпили, у буддийских храмов завершения более округлые, куполо-, а точнее, ступо- или колоколообразные. Венчающую буддийский храм главную ступу дополняют ступы поменьше, которые декорированы ещё более мелкими ступами, которые в свою очередь находятся в обрамлении крошечных ступ, ну и так далее… Это я описываю самый большой здешний буддийский храм Севу, но остальные построены аналогично. Такое ощущение, что храм не строили, а собирали из готовых деталей, но не кубиков, универсально годящихся для любых построек, в наборе-конструкторе, которым пользовались строители, кубики были заменены этими самыми «ступками». Кстати, в наборе для строительства индуистских храмов, если приглядеться внимательно, ступки тоже имелись и в большом количестве, они чуть другой формы, более мелкие, а потому годны для сооружения лотосообразных зданий. Конечно, описанное конструирование – художественная гипербола, но, если ознакомиться с непростой историей комплекса, всё оказывается и не так далеко от истины, агент Малдер был бы доволен. Завершённый в X веке Прамбанан, в XI уже был покинут и заброшен. Это случилось из-за переноса столицы государства Матаран из центральной части острова в восточную, возможно вследствие извержения близлежащего вулкана Мерапи. Поскольку Ява почти целиком вулканического происхождения, трясло её довольно часто, и к XVI веку Прамбанан представлял собой просто грандиозные кучи камней. Переоткрыли Прамбанан явившиеся сюда незваными колонизаторы. Имя первопереоткрывателя Колин Маккензи, это случилось в 1811, когда боровшаяся с Наполеоном Великобритания отвоевала на 5 лет у его союзницы Голландии Яву. Ничего хорошего это «переоткрытие» комплексу не принесло, англичане, а потом вновь вернувшиеся голландцы ничего восстанавливать не стали, стали искать и вывозить в метрополию барельефы и статуи. Ставшие мусульманами и забывшие богов своих предков местные использовали камни древних святынь в качестве дармового строительного материала. Восстановлением комплекса голландские учёные озаботились лишь в 1918, вот тут-то и началась кропотливая сборка храмов из диковинной формы деталей. На храмы Лара Джонгранг ушло 35 лет. В 1953 президент Индонезии Сукарно торжественно открыл это археологический комплекс. Покончив с восстановлением Лара Джонгранг, принялись за восстановление Севу. Тут, судя по обилию каменных куч, ещё не всё закончено, но есть место, где реставрация ещё и не начата и неизвестно, начнётся ли вообще, поскольку данный храм называется Бубрах – «сломанный».


    Следующий осматриваемый нами памятник относится к другой эпохе и если не к другой культуре, то к другой религии - исламу. Грозный Матаран, пережив свои золотые дни, в 1043 раскололся надвое: на государства Кедири и Джангалу. Через сто лет в 1135 Джангала была поглощена Кедири, а Кедири перестало существовать в 1222, войдя в состав государства Сингасари. Именно во времена Сингасари, с Явы была отправлена военная экспедиция для покорения Бали, это сделал Кертанагара, пятый по счёту правитель-раджа государства. Если кого-то обижаешь ты, будь готов, что обидят и тебя, всякое действие рождает противодействие. Богатеющая Сингасари была замечена грозным внуком Чингисхана Великим ханом бескрайней монгольской империи Хубилаем. Он попытался наложить на Сингасари дань, Кертанагара отказался, изуродовал монгольских послов – страшное по монгольским понятием преступление, после чего на Яву в 1292 была направлена карательная экспедиция. Хитрый зять Кертанагары Виджайя сначала переметнулся на сторону захватчиков, а прибрав всю власть к рукам, изгнал в 1293 монголов с острова и основал империю Маджапахит. Чтобы избежать ошибок государства Матаран, где индуистские династии, привлекая на свою сторону единоверцев, свергали буддийские и наоборот, Виджайя сразу совместил обе эти религии, объявив верховным божеством Шива-Будду. После чего Маджапахит стало расти как на дрожжах, кроме Явы в него вошли и части (наиболее развитые) Суматры, Сулавеси, Калимантана, Мадуры, Сумбавы, а также Молуккские острова, известные как «острова пряностей», и часть Малаккского полуострова. Управлять большим унитарным государством трудно, легче его разделить на части, поставив во главе каждой провинции верного вассала, но при отсутствии продуманной президентской программы подготовки управленческих кадров, большого числа таких вассалов взять неоткуда. Местные князьки-наместники, поуправляв государственной собственностью, через некоторое время начинают пытаться сделать эту собственность своей. А тут ещё до Индонезии в погоне за пряностями стали добираться арабы, шёл пятнадцатый век, со своей чудной верой в единого бога. Местным махараджам оказалось очень выгодным принять ислам, который становился поводом выхода из Маджапахита. В 1478 была создана коалиция мусульман, захватившая сначала столицу государства, а к 1520 с Маджапахитом было покончено полностью, а по всей Индонезии, и на Яве в частности, образовались многочисленные независимые султанаты. Дворец одного из таких независимых султанов мы и будем осматривать.


    Построил этот называемый Кратоном (keraton на местном) дворец, сегодня это целый комплекс построек, принц Мангкубуми в своей новой столице Джокьякарте, объявив себя в 1755 сусухунаном (султаном) и взяв имя Хаменгкубувоно I. Не смотря на европейскую колонизацию и ставшую к 1949 независимой Индонезию, султанат в сильно урезанном виде формально существует и поныне, имея статус особого округа. Правит им с 1989 Хаменгкубувоно X, сегодня его должность не наследственная – выборная, просто подданные его постоянно переизбирают, почтительно называя «Нгарса Далем Сампеян Далем Ингканг Синувун Кандженг Султан Хаменгкубувоно Сенопати Инг Нгалага Нгабдурахман Сайидин Панатагама Халифатулла Ингканг Джумененг Капин Садаса», это что-то типа казахского Елбасы в расширеной версии. Быть десятым, как мы видим, почётно, но в чём-то хочется быть и первым. Так вот, Хаменгкубувоно десятый первый в своём султанате моногамный правитель, а поскольку у супруги четыре имени: Густи Кандженг Рату Хемас, Хаменгкубувоно легко было убедить Аллаха, что у него в наличие все предписанные Кораном четыре жены. Сыновей у четы нет, но это, если равняться на Мухаммеда, нисколько не позорно, зато дочерей пятеро, столько же и зятьёв. Все, вместе с многочисленной обслугой живут в Кратоне в так называемом Позолоченном доме, куда вход туристам запрещён. Остальные помещения осматривать можно, но нельзя фотографировать. Можно запечатлеть вход, охраняемый двумя клыкастыми, крашеными в серебро демонами-дварапалами, статуи идентичны, не смотря на то, что левый, как пишут, – олицетворение добра, а правый – зла. Мы уже сталкивались с особенностью индонезийцев не отличать добро от зла, во всяком случае, в архитектуре. Впрочем, почему только индонезийцев, как сказано в финской народной песне, «В жизни всему уделяется место, рядом с добром уживается зло». (Если к другому уходит невеста, то неизвестно, кому повезло). Кроме демонов сусухунану охотно служат и люди, местные хлестаковы говорят, что их тут чуть не 25 тысяч (курьеры, курьеры... можете представить себе, тридцать пять тысяч одних курьеров!). Эти одетые в одинаковую форму охранники дружелюбны и охотно фотографируются с посетителями и без, демонстрируя своё оружие – фирменные яванские кинжалы-крисы. Название кинжала пошло от глагола колоть-пронзать, делают его, как и дамасские клинки, из многослойной стали, оставляющей на клинке замысловатые изысканные узоры. Знамениты крисы в Юго-Восточной Азии не менее дамасских клинков на Ближнем Востоке, а мистических историй про них и поболе будет. Есть легенда, что изготовленный в XIV веке, это период расцвета империи Маджапахит, крис Чондонг Чампур натворил много бед, поскольку имел силу не меньшую, чем у кольца Всевластия. Увы, Мордора для его уничтожения на Яве, не смотря на все её вулканы, не нашлось, и крис от местных хоббитов унёсся в небо, пообещав возвращаться и творить злодейства каждые четыреста лет.


    Прежние султаны содержали подданных в большой строгости, те должны были ходить только босиком, чтобы в случае чего по отпечаткам ступней на песчаном покрытии, песок тоже насыпали специально вокруг гарема или других важных и запретных объектов, можно было легко найти и покарать нарушителя. Изначально дворцовый комплекс был оформлен в традиционном яванском стиле – много деревянной резьбы, изображение драконов, диковинных птиц и масок клыкастых чудовищ, тут запреты ислама типа «не делай себе кумира и никакого изображения того, что на небе вверху, и что на земле внизу, и что в воде ниже земли» не действуют. В девятнадцатом веке голландцы в Индонезии ввели моду на европейский стиль, и часть помещений было переделано. Появились хрустальные люстры, мрамор, мебель в стиле рококо, картины в рамах и фотографии. Посмотреть любопытно, но не более, к тому же нам нужно спешить, солнце давно прошло зенит, а у нас в программе ещё обед и осмотр самого большого в мире буддийского святилища Боробудур.


    Обед пропустим во внутрь, и скорее, а точнее как получится – азиатский обед очень расслабляет, на внешний осмотр Боробудура (внутри он – сплошной, каменный, без пустот). Я назвал Боробудур самым большим буддийским святилищем в мире, в некоторых рейтингах его обходит незаслуженно причисленный к чисто буддийским святыням Ангкор Ват и мьянманский Шведагон. Но Шведагон – целый комплекс построек, с главной ступой, уступающей размером Боробудуру, который являет собой единое каменное строение. Время строительства – конец VIII, начало IX века, заказчик правящая буддийская династия государства Матарам Шайлендра или Сайлендра. Осмотренный нами ранее Прамбанан – индуистский ответ строителям Боробудура. Утверждается, что на строительство Боробудура ушло около двух миллионов каменных блоков, это больше, чем понадобилось для возведения пирамиды Хеопса, там хватило 1.65 миллиона, правда блоки были потяжелее и побольше, поскольку объём Бообудура всего 55 тысяч кубометров, что меньше объема Великой пирамиды Хеопса почти в 50 раз. Пишут, что Боробудур представляет собой гигантскую ступу, с квадратным (118 метров) основанием, но больше похоже на ступенчатую 34-метровую, заканчивающуюся огромным колокольчиком-ступой пирамиду Нового света, декорированную каменной резьбой и колокольчиками поменьше. Создатели Боробудура строили его по плану – Мандале, это такая картинка, изображающая Вселенную согласно индо-буддийским представлениям, обычно это узор вписанных друг в друга кругов и квадратов. Внешний круг символизирует Вселенную, концентрические квадраты – низменные и промежуточные миры, к коим относится и мир людей, внутренние круги - небеса обетованные для бодхисатв и прочих божественных избранников. Буддийская вселенная устроена довольно сложно и состоит из трёх сфер, которые в свою очередь имеют более тонкую градацию. Первая сфера называется Камадхату, сфера страстей или чувств, которая включает мир нараков (адских существ), мир претов (духов умерших, не получивших материального тела), мир животных, мир людей, и мир асуров - демонов, более могущественных чем люди, но всё ещё подверженных своим страстям. Самосовершенствуясь из Камадхату можно попасть в Рупадхату, «получувственную» сферу или сферу форм, там обитают дэвы, полубоги, почти справившиеся, поскольку утратили тут ненужные половые признаки, со своими чувствами и желаниями. У них ещё есть тела-формы, но из особой тонкой субстанции. В этом буддийском чистилище шестнадцать ступеней-уровней, которые делятся на четыре группы-дхьяны. В первой обитает индуистский Брахма, вообразивший по неведению, что он творец вселенной. Вторая дхьяна называется Абхасвара, там царит восхищение и радость, этот мир, в отличие от нижеупомянутых уже не разрушим при завершении каждой кальпы, только каждой восьмой, так называемой махакальпы. Третья дхьяна спокойной радости Шубхакиртсна, не разрушима ни огнём (окончание кальпы), ни водой (окончание махакальпы), только ветром, в конце великой кальпы, наступающей каждую 64-тую кальпу или каждую восьмую махакальпу. Последняя дхьяна Шуддхаваса уже существует вечно, обитающие там уже избавились от перерождений Сансары и спокойно ждут просветления, которое должно наступить с минуты на минуту, и они, наконец, достигнут Нирваны, вершины буддийского рая, Арупадхаты, сферы без форм.


    Квадратных уровней у Боробудура пять,круглых три – это прямой намёк не только и не столько на устройство Вселенной, как на указанный Буддой «благородный восьмеричный путь» достижения Нирваны. Эти восемь ступеней объединены в три группы, переводимые у нас как «Мудрость», «Нравственность» и «Духовная дисциплина». Более лёгкие «Мудрость» и «Нравственность» содержат пять ступеней: правильное воззрение, правильное намерение, правильная речь, правильное поведение, правильный образ жизни, а завершающая тернистый путь «Духовная дисциплина» оставшиеся три: правильное усилие, правильная осознанность, правильное сосредоточение. Собственно Боробудур и есть призыв к следованию Правильным путём с примерами (на барельефах) из жизни Учителя, под надзором его многочисленных статуй. Правоверный буддист каждый уровень Боробудура должен обойти по семь раз, мы же, из-за недостатка времени и обычной европейской суетливости, устремляемся сразу к вершине, и вот уже где-то в районе Шуддхавасы или даже Арупадхаты. Тут вокруг большой главной ступы неимоверное количество (72) мелких с маленькими просветами-окошками. Видно, что внутри каждой ступки сидит Будда или бодхисатва. То, что статуи внутри ступы, символизирует, что они почти полностью отрешились от мира, но, поскольку всё ещё видны сквозь каменную решётку, просветления не достигли. Самая большая ступа сплошная, там внутри тоже сидит Будда - реставраторы проверяли, вот он, невидимый-неощущаемый, достиг Просветления, Нирваны и Арупадхаты. Правда у этого просветлённого от затраченных усилий буквально «снесло крышу», он безголовый, результат ли это землетрясения или так задумано, осталось невыясненным.


    Боробудур первое по величине буддийское святилище, но далеко не по значению. Мы не увидели ни одного паломника, только туристы, оно и понятно, в Индонезии буддистов меньше процента, хотя отдельные продвинутые посетители, место обязывает, и застывают в картинно-медитативных позах. Мы же медитировать не станем, ещё засосёт в этот буддийский рай, а в нём радости мало, ни тебе семидесяти девственниц, ни каких-никаких плодово-ягодных деревьев с фигами и яблоками, там вообще ничего нет, даже вакуума, на мой взгляд, это самый ужасный из раёв основных мировых религий, самый ужасный, но…, похоже, самый близкий к реальности. На обратном пути обойдём несколько квадратных миров по периметру. Остановимся у некоторых барельефов, все не осмотреть, их почти тысяча, да и не все интересны. Большинство панелей соответствуют уровню Рупадхату и повествуют о деяниях Будды Шакьямуни до просветления, включая детали существования в предыдущих перерождениях в образе льва, оленя, лебедя, черепахи. Кроме Будды в барельефах увековечен один из его последователей Судхана. Почему именно он, возможно, согласно каким-нибудь местным апокрифам Судхана является здешним «Андреем Первозваным», донёсшим на Яву в мифические времена Свет Учения. Увы, поверхностное знание обстоятельств жизни царевича Сиддхартхи Гаутамы не позволяет нам в полной мере считать информацию, заложенную древними камнерезами и насладиться увиденным. Ещё 160 панелей расположены на самом нижнем уровне, соответствующему Камадхату, миру, где вовсю кипят страсти. Там, наверное, изображения поинтереснее будут, но, к сожалению, этот уровень, чтобы не дай бог не нарушилась стабильность сооружения, для осмотра закрыт. За нашим поверхностным, бездушным осмотром осуждающие наблюдают статуи Будды из каменных ниш, встречаемые с завидной регулярностью. Боробудур называют «Храмом тысячи Будд», преувеличение, но небольшое, даже не в два раза, всего Будд – 504. Источники сообщают, что Будды расположившиеся по разным сторонам храма, а Боробудур точно ориентирован по сторонам света, разные. Западные – медитируют, восточные клянутся в истинности своего учения, северные призывают следовать восьмеричным путём, а южные, самые тёплые, обещают исполнить все желания паломников.


    Не смотря на разную религиозную принадлежность, судьбы Боробудура и Прамбанана оказались практически идентичны. Боробудур тоже был покинут в самом начале одиннадцатого века, частично разрушенный землетрясениями и обильно посыпанный вулканическим пеплом на восемь столетий он, всеми забытый, пребывал в одиночестве. Только в местном фольклоре остались мифы и легенды, вскользь упоминающие о гигантском древнем храме. По одной из версий Боробудур и означает «Древняя гора», по другой «Храм на холме». Переоткрыли Боробудур, как и Прамбанан, англичане, постарался назначенный губернатором Стэмфорд Раффлз, больше всего известный основанием Сингапура, но ещё и эрудит, востоковед, автор двухтомной «Истории Явы». Организованные им экспедиции и наткнулись сначала на Прамбанан, а потом в 1814 на Боробудур. Как и Прамбанан, Боробудур после переоткрытия начали потихоньку разворовывать. Сохранились записи, что в 1886 король буддийского Сиама увёз отсюда восемь возов со статуями и элементами декора. Восстанавливать Боробудур начали несколько раньше Прамбанана, наверное, он лучше сохранился, в 1907, закончили в 1911. Проведённая наспех реставрация оказалась не очень долговечной, в 1973 реставраторам Юнеско пришлось Боробудур сначала полностью разобрать, а потом, основательно укрепив основание холма, собрать всё вновь. Это заняло одиннадцать лет, и в 1984 Боробудур засиял почти как новенький. Это сияние застило глаза мусульманским экстремистам, которые в 1985 взорвали тут свои бомбы. Конечно, их усилия были тщетны, если не горят рукописи, каменные здания тем более, сегодня Боробудур, как и Прамбанан в списке Всемирного наследия Юнеско. Если говорить о личных впечатлениях, мне Прамбанан понравился значительно больше Боробудура, и дело даже не в том, что он был осмотрен первым. Просто о Прамбанане я до экскурсии ничего не слышал, а о Боробудуре читал много хвалебных отзывов, и ожидания сильно превысили, в многой мудрости много печали, увиденную реальность. Памятник показался большим, но довольно однообразным, к тому же времени до его закрытия оставалось катастрофически мало, вот где со всей силы ударило по нам самолётное опоздание, и осматривать храм приходилось почти набегу.


    В аэропорт нас доставили без всяких задержек – программа выполнена, и занять нас более нечем. По закону подлости группы, прибывшие в аэропорт вместе с нами или даже позже, спокойно улетали, а наш «двухсотдолларовый» борт всё не торопился приглашать на посадку. Прилетели, и то слава богу, далеко за полночь и злющие на гида завалились спать.


    Оставшийся последний день решил, может быть зря, не тратить на дополнительные экскурсии, показалось неразумным использовать пятизвёздный отель только для сна, не оценив других, предоставляемых им удобств, хотя бы пляж и бассейн, да и после напряжённого дня хотелось просто поваляться под пальмами в полудрёме. Море в тот день выдалось неспокойным, говорят, оно тут такое почти всегда. Купаться набегающие на берег водяные валы не позволяли, только помочить ножки и что там ещё волна обрызгает. В город всё равно пришлось съездить, нужно было дотратить на сувениры оставшиеся индонезийские деньги, взять какой-никакой еды на перекус, а заодно и пообедать. Воспользовался отельным шатлом, доставившим к комплексу из магазинов-ресторанов, в числе которых есть ресторан и с русским меню, русской кухней и русским названием Славянка. Общение с «винтиками туриндустрии» добавило к впечатлениям от Индонезии неприятную горчинку. Все, так показалось, пытаются нажиться на туристах, не брезгуя и самыми грязными приёмами, гиды подсовывают вместо обещанных и оплаченных экскурсий более дешёвые, торговцы сувенирами подменяют, упаковывая выбранное изысканное изделие, грубой поделкой, даже продавцы продовольственного супермаркета норовят обсчитать или включить в счёт что-нибудь дополнительное. Ожидая обратный шатл и негодуя на столь недружественные действия, я в сердцах проклял этих паразитов и пожелал «гореть им всем синим пламенем». Удивительно, но моё пожелание не преминуло исполниться. По дороге в отель мы встретили многолюдную процессию, люди с радостными лицами несли жечь одного из своих собратьев.
    Поскольку по индо-буддийским верованиям душа после телесной смерти переселяется на другую квартиру, её прошлое обиталище становится ненужным и утилизируется, а не отправляется, как у христиан, на склад временного хранения ожидать Второго пришествия. Это в теории, на практике большинству тел умерших балийских индуистов тоже приходится некоторое время, хотя и не столь долгое как у христиан, ожидать своей окончательной участи в земной утробе, так как «Ngaben», так называется на Бали церемония кремации, вещь дорогая и, чтобы на неё накопить, родственникам умершего приходится напряжённо трудиться долгие годы. Неспециалисту может показаться, что более логичным каждому на своё «нгабен» зарабатывать самому, древнеегипетские фараоны придерживались именно такой тактики, но на Бали и в Российском Пенсионном фонде победила другая концепция «солидарной ответственности». Деньги на кремацию должны давать все родственники, в том числе и «седьмая вода на киселе», иногда, чтобы ещё более оптимизировать расходы, проводят сразу несколько кремаций вскладчину. Не знаю можно ли балийским индуистам брать под это дело кредит и залезать в долги, в принципе они и так по жизни должны, и не мало. Самое главное отдать долг создателю, на Бали, как мы знаем, его называют Санг Хьянг Видхи Васу, ещё нужно расплатиться с Учителем, распространившему свет Знания на Земле, и, наконец, вернуть долг предкам, важнейшие из которых родители, давшие жизнь, образование, воспитание и развитие. Вот Ngaben и есть форма возвращения «родительского долга». В ходе это церемонии отдаётся долг не только родителям, но в какой-то мере и Создателю, поскольку при кремации Вселенная получает занятые у неё на время для строительства тела элементы. Элементы эти подразделяются на 5 типов: твёрдые, жидкие, световые (аура), воздушные (дыхание) и эфирные или космические. Для проведения классической Ngaben нужно предварительно изготовить кремационную башню Bade и кремационный саркофаг Lemdu в виде огромного быка, или же делают просто пышные носилки, напоминающие переносной трон махараджи, совмещающие и быка и башню, на которых и несут тело покойного. День кремации назначают в соответствии с астрологическим прогнозом. Собирается толпа народу в праздничных одеждах, все выстраиваются в колонну и процессия трогается. Впереди женщины с дарами богам на головах, мужчины тоже могут делать богам подношения, они их несут на специальных носилках. В колонне обязательно присутствуют музыканты с национальными инструментами. К месту кремации процессия движется, петляя и путая следы, это чтобы освободившаяся от тела душа покойного не смогла, как Мальчик-с-пальчик, вернуться назад домой. Плакать тоже нельзя, а то освободившаяся душа решит, что по ней сильно скучают в этом мире и останется, не реинкарнируясь, пугая по ночам своим завыванием. Оставшийся после кремации пепел, не сразу, а на двенадцатый день, развеивают над морем, восстанавливая вселенскую гармонию или, как сказал в своё время Екклесиаст «Все возвращается на круги своя: все пришло из праха, и в прах возвратится». Пора возвращаться «на круги своя» и нам, путешествие закончено. Или, давайте не будем столь мрачны и категоричны, это путешествие закончено, впереди новые. Встреченному нами виновнику нгабен предстоит путешествие из Камадхату в Рупадхату, а после, если хватит сил и средств, можно добраться и до Арупадхату, для нас же много чего интересного есть и в этом мире, были бы силы и средства.

    Этот отзыв оценили:

    Комментарии (2)

    Андрэ (Москва) (23.10.2020 00:06)
    Очень интересный рассказ! Спасибо!
    [quote][b]Андрэ[/b]
    Очень интересный рассказ! Спасибо! [/quote]

    И Вам спасибо за внимание и лестный комментарий!!!

    Новый комментарий

    Что бы оставлять комментарии на сайте, Вам нужно Войти или Зарегистрироваться