Фотогалерея к отзыву
    • Фото из путешествия по Польше
    • Фото из путешествия по Польше
    • Фото из путешествия по Польше
    • Фото из путешествия по Польше
    • Фото из путешествия по Польше
    • Фото из путешествия по Польше
    • Фото из путешествия по Польше
    • Фото из путешествия по Польше
    • Фото из путешествия по Польше
    • Фото из путешествия по Польше
    • Фото из путешествия по Польше
    • Фото из путешествия по Польше
    • Фото из путешествия по Польше
    • Фото из путешествия по Польше
    • Фото из путешествия по Польше
    • Фото из путешествия по Польше
    • Фото из путешествия по Польше
    • Фото из путешествия по Польше
    • Фото из путешествия по Польше
    • Фото из путешествия по Польше
    • Фото из путешествия по Польше
    • Фото из путешествия по Польше
    • Фото из путешествия по Польше
    • Фото из путешествия по Польше
    • Фото из путешествия по Польше
    • Фото из путешествия по Польше
    • Фото из путешествия по Польше
    • Фото из путешествия по Польше
    • Фото из путешествия по Польше
    • Фото из путешествия по Польше
    • Фото из путешествия по Польше
    • Фото из путешествия по Польше
    • Фото из путешествия по Польше
    • Фото из путешествия по Польше
    • Фото из путешествия по Польше
    • Фото из путешествия по Польше
    • Фото из путешествия по Польше
    • Фото из путешествия по Польше
    • Фото из путешествия по Польше
    • Фото из путешествия по Польше
    • Фото из путешествия по Польше
    • Фото из путешествия по Польше
    • Фото из путешествия по Польше
    • Фото из путешествия по Польше
    • Фото из путешествия по Польше
    • Фото из путешествия по Польше
    • Фото из путешествия по Польше
    • Фото из путешествия по Польше
    • Фото из путешествия по Польше
    • Фото из путешествия по Польше
    • Фото из путешествия по Польше
    • Фото из путешествия по Польше
    • Фото из путешествия по Польше
    • Фото из путешествия по Польше
    • Фото из путешествия по Польше
    • Фото из путешествия по Польше
    • Фото из путешествия по Польше
    • Фото из путешествия по Польше
    • Фото из путешествия по Польше
    • Фото из путешествия по Польше
    • Фото из путешествия по Польше
    • Фото из путешествия по Польше
    • Фото из путешествия по Польше
    • Фото из путешествия по Польше
    • Фото из путешествия по Польше
    • Фото из путешествия по Польше
    • Фото из путешествия по Польше
    • Фото из путешествия по Польше
    • Фото из путешествия по Польше
    • Фото из путешествия по Польше
    • Фото из путешествия по Польше
    • Фото из путешествия по Польше
    • Фото из путешествия по Польше
    • Фото из путешествия по Польше
    • Фото из путешествия по Польше
    • Фото из путешествия по Польше
    • Фото из путешествия по Польше
    • Фото из путешествия по Польше
    • Фото из путешествия по Польше
    • Фото из путешествия по Польше
    • Фото из путешествия по Польше
    • Фото из путешествия по Польше
    • Фото из путешествия по Польше
    • Фото из путешествия по Польше
    • Фото из путешествия по Польше
    • Фото из путешествия по Польше
    • Фото из путешествия по Польше
    • Фото из путешествия по Польше
    • Фото из путешествия по Польше
    • Фото из путешествия по Польше
    • Фото из путешествия по Польше
    • Фото из путешествия по Польше
    • Фото из путешествия по Польше
    • Фото из путешествия по Польше
    • Фото из путешествия по Польше
    • Фото из путешествия по Польше
    • Фото из путешествия по Польше
    • Фото из путешествия по Польше
    • Фото из путешествия по Польше
    • Фото из путешествия по Польше
    • Фото из путешествия по Польше
    • Фото из путешествия по Польше
    • Фото из путешествия по Польше
    • Фото из путешествия по Польше
    • Фото из путешествия по Польше
    • Фото из путешествия по Польше
    • Фото из путешествия по Польше
    • Фото из путешествия по Польше
    • Фото из путешествия по Польше
    • Фото из путешествия по Польше
    • Фото из путешествия по Польше

    «Еще Польска не сгинела. Первый раздел»

    Первый раз в Польшу я попал в далёкое советское время в своём бесконечно далёком пионерском детстве. Нас, 50 пионеров, без виз и документов, обменяли на границе, курс 1:1, на 50 харцеров. Они отправились на месяц отдыхать в наш советский лагерь, мы в их польский. Идеологическая война тогда шла полным ходом, два мира – две морали, мы кое-чему понабрались у поляков, их у нас тоже немного обработали, как выяснилось по импровизированному концерту на границе при возвращении. Харцеры исполнили по-русски «Взвейтесь кострами синие ночи…», мы ответили польской песенкой фривольного содержания «Урода?, уро?да», красавица по-польски, где говорилось, что в амурных делах важнее богатства внешность, и те кто «маёнтку не мает, а мает уроду» бегает по девчонкам «как в лес по ягоду», ударение на втором слоге. Двигаясь по Зарубежной Европе, мы испытывали, видимо, те же чувства, что казаки в своём Парижском походе, всё вокруг ново, незнакомо, а главное непонятно, как себя вести. Когда нас завезли по дороге пообедать в ресторан, при виде столовых приборов многие растерялись, но особый конфуз произошёл в конце трапезы. Выдали чашки с кипятком и чайные пакетики, о существовании которых мы даже не догадывались, поэтому первые смельчаки, настоящие пионеры-герои, просто разорвали пакеты и высыпали содержимое в чашку, другие после подсказок стали пакетиками интенсивно болтать в чашке, пока не получили напиток пронзительно кирпичного цвета, по вкусу и виду это никак не напоминало питый нами до этого на родине из стаканов с подстаканниками чай. Приобщиться к миру капиталистических ценностей нам помогали сопровождающие нас старшие товарищи. После двухдневной экскурсии в Варшаву (Лазенки, Старо Място, высотка Советско-Польской дружбы), у многих закончились злотые. Чтобы советские граждане, отъезжающие за рубеж, могли гордиться своей страной, родное государство меняло рубли по отличному курсу, но в страшно ограниченных количествах, нам детям перед поездкой поменяли рублей по десять, взрослым поменяли побольше. Не скажу, что пионервожатая или воспитатель предлагали желающим менять рубли, курс, конечно, был совсем другой, грабительский, на злотые, не стану клеветать, поскольку этим, и не безуспешно, занимался физрук. От тех времён остался в Калининграде сквер Польско-Советской дружбы с гербами обеих стран и надписью на двух языках «навсегда вместе». Сейчас нет ни гербов, ни надписи, всё-таки цветной металл, так что об исконном названии сквера знают лишь старожилы.
    Когда Советский Союз рухнул, погнулся и железный занавес, что способствовало интенсивным перемещениям из Калининградской области в Польшу, а так же в обратном направлении. Преследовали поездки, время «всё на продажу», чисто утилитарные цели, наши везли к полякам жабки, так они называют игрушки, другие товары промышленного производства, а привозили желанные шмотки и полуторалитровые пластиковые бутыли казавшегося нереально вкусным апельсинового, ананасового или с другим ароматом лимонада. Поляки везли от нас вёдрами яйца, масло и прочую провизию. Методом проб и ошибок выяснилось, что наибольший «выхлоп» дают водка, бензин и сигареты, власти обеих стран с опозданием спохватились, ввели ограничения, потом ужесточили контроль, многих это остановило, массовая контрабанда поутихла, но отдельные романтики большой дороги, используя тёмные схемы, умудрялись провозить в рейсовом автобусе Калининград – Варшава или Калининград – Ольштын не один десяток бутылок водки, а сигарет бессчётно.
    Новый импульс приграничному туризму придали введённые против России санкции и особенно антисанкции, введённые Россией непонятно против кого. Оказалось, ездить на немецких машинах можно, носить итальянскую одежду тоже, пользоваться французским парфюмом не возбраняется, а вот есть пармезан, хамон, камамбер, даже польские яблоки не патриотично. Комсомольская юность подсказывает такое четверостишие из её времени:
    Сегодня парень курит Кент,
    А завтра вражеский агент.
    Сегодня носит Айдидас,
    А завтра Родину продаст.

    Фирм, предлагающих однодневные поездки в Польшу, развелось видимо-невидимо. Можно было съездить за продуктами в приграничное Бранево, тур включал поход по четырём сетевым супермаркетам Бедронка, Интермарш, Лидл, Нетто. Выигрыш был не только в цене, ассортименте, но и в качестве привозимых продуктов. Чтобы оправдать визовые издержки и стоимость поездки, нужно было брать много, больше официально разрешённого, также нельзя было удержаться, чтобы не понабрать запрещённой у нас, якобы зачумлённой, польской свинины. Таможня смотрела сквозь пальцы, если не переходить границы разумного и не тыкать в глаза запрещёнными продуктами, а прятать их в глубину необъятных сумок, закрывая продуктами разрешёнными. Прятали свинину по-разному, одна наша попутчица со словами «я в положении, у меня тройня» приладила три куска мяса под пальто к талии. Под впечатлением её риторики на телефонный звонок дочери: «Что из Польши везёте?», я шутканул: «Тебе братика». Эти поездки приносили радости не только плоти, но и духу, значительно обогатился словарный запас изучаемого по ходу дела польского языка, правда, несколько однобоко. Многие слова оказались забавны, сотовый – комурка, сосиска – паровка, клубника – трускавка, утка – качка, курица – курчак, но любимым словосочетанием стала произносимая нами неправильно, продавщицы не сразу догадывались, что мы хотим, карковка вепржовая (karkowka wieprzowy) – шейный карбонат, хотя вепржовой бывает не только карковка, паровка тоже. Если, кроме провизии, нужны шмотки, отправлялись подальше в Эльблонг или Ольштын, а желающие ещё посмотреть – отдохнуть направлялись в Мальборк или Гданьск.
    Давайте вслед за такими любителями не только польской кухни, но и польской истории в западном направлении последуем и мы. Совершим свой Drang nach Westen. По одной из версий народозаселения именно сюда в числе других индоевропейских народов забрели то ли с севера, то ли с юга, то ли с востока, но не с запада наши далёкие пращуры, давшие корень и русским, и полякам, и украинцам, и другим славянам. Первое упоминание об этом таинственном племени найдено в византийских источниках и относится к 6 веку, уже тогда славяне не очень уживались друг с другом и начали разделяться, сначала на склавинов, живших между Днестром и Вислой, и антов, живших южнее, территория современной Украины. Среди разных версий о местонахождения прародины славян Польская выглядит наиболее убедительно, об этом свидетельствует древние топонимы здешних мест, а также древнеславянская лексика, где полно названий для разновидностей озёр, болот, лесов, но отсутствуют таковые для обозначения гор, морей и степей. Ещё один аргумент в пользу Польской версии – буковый, его выдвинул в начале прошлого века польский ботаник Юзеф Ростафинский. Он заметил, что слово «бук» славяне заимствовали у германцев, это означает, бук не рос на славянской родине, зато в славянских языках аж 11 словоформ выведенных из «бузины», которая обязательно на этой родине росла, похоже пословица «в огороде бузина, а в Киеве дядька» означает не бессмыслицу, а имеет глубокий даже, в свете приведённого исследования, сакральный смысл. Также было установлено, славяне не знали лиственницы и пихты, зато хорошо знали, что такое «липа», не в этом ли первопричина всех наших бед. Археологические и генетические исследования, обычно эффективные в подобных исследованиях, к поиску славянской прародины практически ничего не добавляют. Относятся ли раскопанные артефакты 2-4 века, так называемая «киевская культура», полуземлянки, погреба-ямы, железные серпы и т.п., к славянам или балтам – большой вопрос. Генетика фиксирует, в основном, трюизмы – у славян, живущих на севере России, общие корни с фино-уграми и балтами, у западных славян с кельтами, у южных с греками, албанцами и берберами. Обосновавшись на своей прародине где-то в 4 веке, славяне обжились и начали экспансию, поучаствовав в меру сил и способностей в Великом переселении народов IV-VII веков, их теснили гунны, авары, булгары, они германцев, византийцев, балтов. Первым славянским государством можно считать Болгарское царство, 681 г., где тюрки булгары смешались со славянами, так появились современные болгары. Начало было положено, и спустя пару-тройку столетий славянские, и не только, государства стали появляться в Европе, как грибы после дождика. В начале девятого века на территории современных Венгрии, Чехии и Словакии возникла Великая Моравия, принявшая письменность Кирилла и Мефодия в качестве государственной. Чуть позже встрепенулись родные кривичи, вятичи и иже с ними, призвавшие править собой загадочного Рюрика. Западнославянские лендзяне, слензяне, висляне и поляне ждали ещё дольше. Их в одно государство к 972 году объединил князь Мешко из рода Пястов. Конфликт с восточным соседом возник буквально сразу. Будущий креститель Руси Владимир отнял у поляков в 981 Перемышль (Пшемысль на польском). Возникнув, Великая Польша сразу стала самым большим славянским государством, но ей очень не повезло не только с восточным соседом, но и с западным. Сын Мешко первый польский король Болеслав I Храбрый, воспользовавшись неразберихой в Священной Римской Империи германской нации, попытался под шумок овладеть Чехией и накликал первую польско-германскую войну, которая закончилась достаточно выгодным для Польши миром, а тот в свою очередь новой войной, так оно и пошло с переменным, надо сказать, успехом. В период феодальной раздробленности к двум внешним врагам добавился третий, внутренний. Число Пястов, претендующих на княжение, множилось, возникали споры, раздоры и распри, а тут ещё новая напасть - крестоносцы.
    Когда дело освобождения Гроба Господня зашло в тупик, крестоносцам пришлось с Ближнего Востока улепётывать восвояси. Вместе с тамплиерами, госпитальерами в Европу вернулись и рыцари «ордена дома Святой Марии Тевтонской в Иерусалиме», основанного в 1191 году. Стоящее дело в Европе тевтонским рыцарям нашлось не сразу, поучаствовали по просьбе венгерского короля Андраша II в борьбе с половцами, однако, призванные на помощь освободители оказались хуже захватчиков, слишком буквально истолковав стандартное брошенное из вежливости пожелание гостям «чувствовать себя как дома», и рыцарей в 1225 из Трансильвании столь же вежливо, но твёрдо попросили. Выручил наступивший на грабли Андраша II польский князь Конрад I Мазовецкий, на его северо-восточных границах озоровали прусы, и князь на свою беду пригласил для их усмирения Тевтонский орден, Папа Гонорий III, благословил крестовый поход против прусских и литовских язычников. В Польшу тевтонские рыцари прибыли в 1231 году. Условия крестоносцам предложили роскошные: Конрад безвозмездно отдавал им города Добрынь (Добжинь) и Кульм (Хелмно), а также всё, что отнимут у бедных прусов. Поскольку местное население пришлым рыцарям, мягко говоря, не симпатизировало, свою многотрудную деятельность крестоносцы начали со строительства в завоёвываемых землях орденских замков. В 1232 был заложен замок Орденсбург, в 1250 Бальга, в 1255 Кёнигсберг, и, наконец, в 1274 году был заложен самый большой в мире (и по сей день) кирпичный замок Мариенбург (Мальборк на польском), ставший резиденцией Великого магистра Тевтонского ордена, куда Великий магистр, дождавшись окончания масштабной стройки, и переехал из Венеции в 1309 году. Кирпичей потратили четыре с половиной миллиона, из них больше трёх на сам замок, остальное на окружавшие замок стены. Следующие сто лет замок и его обитатели благоденствовали. Территория государства Тевтонского ордена росла, казна богатела, в замке устраивались пышные приёмы, пиры и турниры. Сюда стремился попасть, разыскивая свою возлюбленную, главный герой романа польского писателя Генрика Сенкевича «Крестоносцы» Збышко из Богданца, сюда же направляемся и мы, но сначала доскажем историю замка.
    Выведенные тевтонскими рыцарями из состояния равновесия литовские племена, забыли о своих межплеменных разногласиях и создали единое литовское государство, возглавил которое князь Миндовг (1253 г.). Миндовг крестился и поначалу сотрудничал с Орденом в деле борьбы с внутренней оппозицией, но в конце жизни от веры отрёкся и стал с Орденом воевать, за что в 1263 и поплатился, пав жертвой заговора. Молодому Литовскому государству поначалу везло, не прошло и ста лет, а Литва раскинулась от моря до моря, превзойдя по территории Московскую Русь и на равных с ней соперничая. Возглавивший Литву в те золотые для неё годы Гедемин Тевтонскому Ордену спуска не давал, совместно с поляками нанося крестоносцам чувствительные удары. Внук Гедемина Ягайло в деле польско-литовской любви и дружбы пошёл ещё дальше деда, женившись в непростые для Польши времена на их королеве Ядвиге и став главой обоих государств, спаянных Кревской унией 1385 года. Почувствовав силу, Ягайло, взявший себе имя Владислав, готов был схватиться с Орденом, сверх меры нахватавшим польских и литовских земель, и ждал только повода, который не замедлил представиться. Последний островок европейского язычества, оккупированная тевтонами Жемайтия, она же Жмудь, в мае 1409 подняла восстание. Орден собрался ввести для подавления войска, Ягайло-Владислав пригрозил, что в ответ на это введёт свои войска в Пруссию. 26-й гроссмейстер (великий магистр) Тевтонского ордена Ульрих фон Юнгинген, сменивший на этом посту в 1407 году скончавшегося в Мальборке от желчного камня и полового воздержания брата Конрада, был не робкого десятка и 9 августа 1409 объявил войну Польскому Королевству и Великому княжеству Литовскому. Ягайло ответил «посполитым рушением» (всеобщим ополчением). Противники начали копить силы и искать место генерального сражения… «и вот нашли большое поле… (есть разгуляться где на воле)». Причём Ульрих фон Юнгинген, проведя кой-какие расчёты маршрута движения польско-литовских войск, нашёл это поле неподалёку от местечка Грюнвальд первым. Редут строить не стал, хотя пушки-бомбарды у него были, а велел нарыть волчьих ям-ловушек. Вечером 14 июля 1410 подошли и польско-литовские силы, а утром 15 Грюнвальдская битва началась. Сегодня на этом месте мемориал, отдыхая в польском лагере, дела давно минувших дней, мы этот мемориал посещали, тогда Грюнвальдская битва позиционировалась как апофеоз борьбы польско-русско-литовских сил с немецкими псами-рыцарями. Помню, что изучив план сражения и расстановку сил, я, памятуя о Куликовской битве, с удивлением обнаружил, что татары сражались не на стороне немцев, ребёнку простительно видеть всё в чёрно-белом цвете, не различая оттенков и нюансов. Как значительно позже я выяснил, в истории Куликовской битвы тоже были ненужные детскому восприятию нюансы: Русь в борьбе с татаро-монголами не выступала единым фронтом, на стороне Московского князя Дмитрия сражались владимирцы, а вот рязанцы на стороне Мамая. Герой нашего повествования Ягайло тоже помог Мамаю войсками, с татарами у него были, можно сказать, дружественные отношения. Спасаясь от бурь, раздиравших Золотую Орду, в Литве укрылся один из сыновей Тохтамыша Джелал ад-Дин. Его то татары, порядка 3 тысяч, и участвовали в Грюнвальдской битве, можно сказать, принеся победу польско-литовским силам довольно оригинальным способом. Они дрогнули и побежали под обстрелом каменных ядер Ульриха фон Юнгингена, потом уверяли, что это классический татарский приём заманивания. Так или иначе, нетерпеливые тевтонские рыцари решили, что победа уже у них в кармане, хотя на рыцарских доспехах карманов не было, смешали строй и помчались за трофеями, дальше было дело техники. Потери Тевтонского ордена: порядка 8000 убито, из них рыцарей около 300, среди которых 11 комтуров, и сам великий магистр, 14000 пленных. Польско-литовские войска потеряли до 5000, масштабы поменьше Куликовских, но ощутимо крупнее, чем в Ледовом побоище. Отдохнув три дня и три ночи от битвы, Ягайло с войском двинул к Мариенбургу (Мальборку), замок осадил, но на штурм так и не решился.
    Дела у Тевтонского ордена после Грюнвальдской битвы пошли всё хуже и хуже, руководство полегло на поле брани, но это ещё пол беды, на тёплые места желающие всегда найдутся, а вот настоящая беда – это рыцари, попавшие в плен, их пришлось выкупать. От этого финансы ордена совсем расстроились, занимать такое обширное помещение, как Мальборкский замок уже не было средств, нужно было искать квартирку поскромнее, а тут ещё, беда никогда не приходит одна, Тринадцатилетняя война (1454-1466) на пороге. Взбунтовались подконтрольные Ордену поморские города, обложенные непомерной данью, деньги крестоносцам, как мы выяснили, были очень нужны и очень срочно. Представители 19 прусских городов, заправляли всем купцы из Данцига (Гданьска), Эльбинга (Эльблонга) и Торна (Торуни), в 1440 создали Прусский союз. 30-й Великий магистр Ордена Конрад фон Эрлихсхаузен был ни чета полёгшему на Грюнвальдском поле 26-ому, решительностью не отличался и вёл с Союзом городов вялые переговоры до самой своей смерти (1449). Следующий Великий магистр, то ли брат, то ли племянник предыдущего, Людвиг фон Эрлихсхаузен, везде семейственность, оказался более твёрдым и менее гибким, вступив с Прусским союзом в бескомпромиссную борьбу. Союз обратился за помощью к польскому королю Казимиру IV Ягеллончику, сыну Ягайло, и Тринадцатилетняя война заполыхала. Она шла с переменным успехом, но, как учит история на многочисленных примерах, окончательную победу одерживают не более умелые в ратном деле, а более богатые ресурсами. В 1466 в Торуне был подписан мир, по которому западные владения Тевтонского ордена, вместе с Гданьском, Мальборком, Эльблонгом и рядом других земель отошли под польскую руку, образовав так называемую Королевскую Пруссию, ставшую польской провинцией. Ещё раньше в 1457 Людвиг фон Эрлихсхаузен расплатился со своими навербованными для военных действий наёмниками Мальборкским замком и перебрался в Кёнигсберг. Наёмники, недолго думая, замок, в кармане его не унесёшь, за 190 тысяч флоринов перепродали Казимиру IV. Так орденский замок стал и вплоть до первого раздела Речи Посполитой 1772 года оставался резиденцией польских королей. Для королевской резиденции Мальборкский замок не очень подходил, условия, годные для житья-бытья рыцарей-монахов, короля мало устраивали, да и многочисленные помещения за крепостными стенами были не очень нужны, а на их содержание в надлежащем состоянии требовались значительные средства, которых всегда не хватало. В начале 17-го века Дворец Великих магистров кое-как приспособили под королевские апартаменты, остальные же помещения служили складами и казармами. Потекло размеренное, мало чем примечательное существование, замок старел и ветшал, но боевая юность, время от времени о себе напоминала. В ходе Тридцатилетней войны замок был захвачен (1626г.) шведскими войсками Густава Адольфа, но больший ущерб нанёс случайный пожар 1644. В 1652 в замок пустили иезуитов, открывших тут своё училище. Между тем, золотой век Речи Посполитой, широко и привольно раскинувшейся от Балтики до Чёрного моря медленно, но неуклонно подходил к концу. Демократическая процедура избрания польских королей вошла в противоречие с интересами авторитарных соседей. 37-й и последний Великий магистр Тевтонского ордена Альбрехт Бранденбург-Ансбахский находящуюся под его управлением территорию Восточной Пруссии приватизировал и, распустив Орден (1525), объявил герцогством. Герцогство Пруссия, удачно «выйдя замуж», приросло берлинскими землями (Бранденбургская марка) и к 1701 стало королевством. В 1740 Прусский престол занял Фридрих Великий, начавший активно расширять границы своего государства во всех направлениях. С Россией и Австрией Фридриху было сложнее тягаться, чем с Польшей, и он организовал антипольский союз, в результате трём чёрным орлам, два из которых ещё и двуглавые, было нетрудно заклевать одного белого, Польша была разделена. России отошла Прибалтика и Белоруссия, Австрии Галиция, а утраченная по Торуньскому соглашению Королевская Пруссия одноименному королевству. В Мальборке польский гарнизон сменился прусским, который начал проводить в замке перестройки под свои нужды. Появились новые ворота, во Дворце Великих магистров разместилась хлопкопрядильная фабрика. Конец разрушительной для замка строительной деятельности положила прусская интеллигенция, привлекшая внимание широкой общественности к своему историческому наследию. В 1799 был издан альбом (гравюры и рисунки) с видами Мальборка, а в 1803 году в одной из берлинских газет проникновенная статья молодого поэта-романтика Максимилиана фон Шенкендорфа, протестовавшего против разрушения памятника. В 1804 кабинет министров подготовил приказ, запрещающий дальнейший снос и перестройку архитектурного комплекса, а началу реставрации помешало Наполеоновское вторжение. Когда квартировавшая тут наполеоновская армия убралась восвояси, начались восстановительные работы, двигавшиеся медленно, но верно. В 1872 году было торжественно отмечено столетие возвращения Западной Пруссии и столицы Ордена к родным пенатам. Восстановлением Мальборкского замка живо интересовался и Германский император Вильгельм II, посетивший замок более тридцати раз. Основные реставрационные работы были закончены к 1900, после Первой Мировой тут был открыт музей. С приходом Гитлера к власти жизнь в замке изменилась. 1 мая 1933 года над главной башней взвилось знамя Третьего рейха, сюда зачастили на свои шабаши нацистские бонзы. 1 сентября 1939 гауляйтер Данцига Альберт Мария Форстер торжественно объявил здесь о возвращении в родную гавань «Германского Крыма» - земель по левом берегу Нижней Вислы и воссоздании Западной Пруссии в пределах её исторических границ. 27 мая 1945 Форстер был арестован в Гамбурге британскими властями и в 1946 передан Польше, в 1948 приговорён за массовые убийства Верховным национальным трибуналом к смертной казни через повешение, приговор был приведён в исполнение в 1952, но вернёмся к Мальборкскому замку. В 1940 в замок из Кракова перекочевали копии тевтонских знамён, тут немецких девушек принимали в Союз немецких девушек, а немецких юношей - нет, не в союз немецких юношей, в Гитлерюгенд, здесь же они, чуть возмужав, принимали воинскую присягу перед отправкой на восточный фронт. Вторая мировая замок не пощадила, 13 января 1945 началась Восточно-Прусская операция. Несмотря на немецкие контратаки, войска 2-го белорусского фронта прорвали 15 января главную линию обороны и перешли в решительное наступление. 3-я, 48-я, 2-я ударная и 5-я гвардейская танковая армии атаковали на Мариенбургском направлении. В ходе упорных боёв 22 января силами 2-й ударной армии Мариенбург от немецких войск был очищен, отступая, фашисты взорвали мосты. Всё это не могло не сказаться на состоянии города (разрушено порядка 80%) и замка. По итогам Потсдамской конференции Западная Пруссия отошла к Польше, Восточная к Советскому Союзу. Кёнигсберг стал Калининградом, Мариенбург Мальборком. Польша, несмотря на все свои военные шрамы и полную драматизма историю польско-германских отношений Мальборкский замок, оплот тевтонской военщины и форпост порабощения славянских народов, стала восстанавливать, а Советский Союз что-нибудь с Кенигсбергским замком, находившимся после войны примерно в том же состоянии, что и Мальборкский, делать не спешил и в 1967 этот «оплот и форпост» был взорван. В итоге, сегодня на Королевской горе (на немецком Кёнигсберг) Калининграда вместо замка дыбится громада советского недостроя, это Дом Советов, переданный за бесценок местными вороватыми властями лихих девяностых в частные руки, и в преддверии ЧМ-2018 тут был отрыт огороженный и подпёртый деревяшками ничтожный кусочек средневекового фундамента. Мальборкский же замок полностью восстановлен, с 1961 функционирует как музей, в 1997 включён в список Мирового наследия Юнеско и ежегодно привлекает сотни тысяч туристов, мы в их числе.
    Несмотря на все мои попытками пространными рассказами скоротать время до открытия музея, у замка мы появились слишком рано, ворота были ещё закрыты, обошли стены, зрелище впечатляющее, штурмовать их не решились, а прогулялись по городским окрестностям, да заглянули в расположенный поблизости костёл. Наконец час открытия музея (9.00 в летний сезон и 10.00 в зимний) наступил, и мы, заплатив по 30 злотых и снабжённые русскоговорящими аудиогидами, пошли окунаться в средневековую историю. Не знаю насколько глубоким вышло погружение, но продолжительным несомненно. Сравнительно небольшой комтурский замок, возведённый первоначально, сегодня он называется по естественной причине Верхним, позднее прирос Средним, а ещё позже всё это широко охватили мощные стены и башни Нижнего замка, образовав громадный архитектурный ансамбль. Во дворе Верхнего замка высится прямоугольная громада главной башни, именно над ней развивались водружаемые знамёна, в том числе и знамя Третьего рейха. В Средний замок из Нижнего мы попадаем через сравнительно небольшие, запираемые поднимающейся решёткой ворота, над ними барельеф с изображением небесной хозяйки замка, в честь которой он и был построен, Девы Марии. На барельефе Матка Боска, как её именуют поляки, запечатлена с младенцем на руках рядом с крестоносными доспехами. Серый, вмонтированный в красно-кирпичную кладку барельеф увит зелёным цепко охватившем стены плющом. Увидел бы его Гёте, выдал бы что-нибудь типа «Сера религия, мой друг, а древо жизни вечно зеленеет». Миновав ворота, оказываемся на довольно широком прямоугольном дворе, главное украшение которого скульптуры Великих магистров Ордена. Из 37 Тевтонских гроссмейстеров этой чести удостоились четверо. Прежде всего, Герман фон Зальца, четвёртый великий магистр, руководивший орденом ещё в Святой Земле с 1209 г. по 1239, ему удалось урегулировать вспыхнувший конфликт между германским императором Фридрихом II и римским папой Гонорием III. У следующего римского папы Григория IX Герман фон Зальца тоже был в большом фаворе, и Григорий даровал Тевтонскому ордену те же привилегии, что и более заслуженным тамплиерам и ионитам. Резиденцией своему Ордену Зальц выбрал расположенный в Верхней Галилее замок Монфор, но задумывался и о деятельности на европейском театре военных действий, при нём тевтонские рыцари «помогли» венгерскому королю Андрашу II избавиться от половцев, он же принял любезное приглашение князя Конрада Мазовецкого. Наконец, при Залце в 1237 к Тевтонскому ордену присоединился, как ландмейстерство (отделение) Ливонский орден, образованный из разгромленного жемайтами Ордена меченосцев. Вторая статуя изображает Зигфрида фон Фейхтвангена, 15-го великого магистра, перенёсшего резиденцию Тевтонского ордена в Мариенбург. При нём Орден, используя противоречия между маркграфством Бранденбург и Польшей всерьёз и надолго (1308-1466) овладел Данцигом-Гданьском. Умер и похоронен, положив тем самым начало традиции, Зигфрид фон Фейхтванген здесь в Мальборкском замке. Третья фигура - Винрих фон Книпроде, олицетворяет золотой век Тевтонского ордена, который он возглавлял 31 год, это рекорд, с 1351 по 1382, являясь 22-м гроссмейстером. Под его руководством рыцари ордена ходили военными походами до Гродно, Вильно, Ковно, захватили Великого князя литовского сына Гедемина Кейстута, который немного посидел, пока не дождался подходящего обмена, в застенках нашего замка. Кроме воинских дел Винрих фон Книпроде активно занимался хозяйственной деятельностью, открыл для членов Ордена в Мариенбурге закрытый вуз, а так же боролся, в меру сил, с уже зацветшей в ордене буйным цветом коррупцией. Наконец, последняя бронзовая статуя изображает последнего великого магистра Альбрехта Бранденбург-Ансбахского, распустившего Орден и ставшего первым прусским маркграфом. Он единственный изображён в военных доспехах, хотя воевал с Польшей неудачно, королём тогда был его родной дядя Сигизмунд, в 1521 был вынужден подписать в Торуне перемирие, а в 1525 в Кракове мирный договор, где было объявлено о роспуске государства Тевтонского ордена и создания вассального Польской короне герцогства Пруссия.
    По периметру двора, кроме сувенирного магазина и туалетов, расположились разные экспозиции, которые мы, рабы аудиогида, должны осмотреть, чтобы двинуться дальше или, поскольку путь идёт в Верхний замок, выше. Рассказ, пожалуй, начнём с выставки янтаря. Янтарь это, можно сказать, божья благодать Южной Балтики. Почему львиная доля мировых запасов этого полезного ископаемого сосредоточенно именно здесь, мне неведомо. Я даже ошибочно полагал, что в других местах его нет вовсе, но оказывается его добывают и в Мексике, и в Мьянме, в Канаде, Испании, даже на Украине и в Гренландии нашли. Общеизвестно, что янтарь – это смола реликтовых хвойных деревьев, росших на планете 20-60 миллионов лет назад. Человек начал украшать себя янтарём ещё со времён позднего палеолита, а в античные уже использовался им вовсю. В головном уборе Тутанхамона рядом с другими драгоценными камнями поблёскивает янтарь. Древние греки посвятили этот, скажем, хоть это и не совсем верно, камень Электре, младшей из семи Плеяд – дочерей Атланта и Плейоны, назвав электроном. Другое распространённое имя янтаря «амбер» пошло от арабского «anbar» - роса, поскольку арабы считали янтарь именно затвердевшей росой. Немцы, в отличие от других европейцев, это название не заимствовали, а, поскольку знакомы с ним с древности, имели своё «bernstein», от brennenstein – горючий камень, прекрасно зная об этом утилитарном способе использования янтаря, жившие рядом поляки, белорусы и украинцы это название чуть поменяли под свой язык и янтарь стал «бурштыном». Русь, взявшая от Греции религию, взяла и имя янтаря «илектрон», но в языке сохранилось трансформированное литовское название gintaras, фиксируемое с шестнадцатого века. Для живших в Древней Пруссии пруссов янтарь был главной, если не единственной, статьёй экспорта и источником благоденствия, явившиеся позже тевтоны с чисто немецкой пунктуальностью оборот янтаря упорядочили и регламентировали. Местному населению было дозволено его собирать, но нельзя хранить и обрабатывать, всё нужно было сдавать в орденские закрома. Примерно те же суровые орденские порядки в отношении янтаря существуют в Калининградской области и сейчас, с одной небольшой разницей – собирать его тоже нельзя, и периодически местные криминальные новости рассказывают об очередном успешном задержании нелегальных копателей. Люди трудились, копали ямы на ничьей земле, откачивали просачивающуюся воду помпой, в итоге конфисковано и всё оборудование, и весь найденный янтарь, пролежавший в земле миллионы лет, и спокойно лежавший, если бы не эти копатели, миллионы лет дальше, поскольку Янтарному комбинату своих залежей в обозримом будущем хватит за глаза. Бравые таможенники стойко стоят на страже границ, периодически задерживая в пассажирских поездах контрабандистов, пытающихся вывезти необработанный янтарь. Зато обработанному янтарю – скатертью дорога, им торгуют, совершенно легально, проводники. Кроме дешёвеньких бус, колец, серёжек, браслетов, в ходу густо обсыпанные янтарной крошкой иконы и, только глупость не имеет предела, бутылочки с кусочками янтаря для изготовления на дому якобы чудодейственных настоек. Соседние Польша и Литва, куда и стремятся наши контрабандисты, имеют более либеральное «янтарное законодательство», потому янтарный оборот там не так криминализирован и частная инициатива цветёт пышным цветом, принося обильные плоды. Это традиция имеет глубокие исторические корни. Переломившая хребет Тевтонскому зверю и приросшая Королевской Пруссией Польша сразу же в 1467 установила привилегии на свободное собирание и выкапывание янтаря для своих северо-западных земель. Но вернёмся из тёмного средневековье в светлое сегодня, мы у входа в залы, где разместилась Янтарная коллекция Мальборкского замка. Тут собраны «глыбы» необработанного камня, многочисленные инклюзии – кусочки янтаря с застрявшими в них мошками, букашками, листиками, и, разумеется, старинные изделия из этого чудо-камня. Наиболее эффектно смотрятся наборные шкатулки, сундучки и целые янтарные комоды, изящны статуэтки, курительные трубки, шахматные фигурки. По части самородков и инклюзивных кусочков Калининградский музей янтаря, расположившийся в немецком форте середины девятнадцатого века, даст Мальборкскому музею изрядную фору, как и по количеству выставленных современных изделий, а вот со средневековыми экспонатами в Калининградском музее напряжёнка. Янтарная комната, отыскать которую было заветной мечтой всех калининградских мальчишек советского времени, так и не найдена. Вспоминается из моего младшешкольного детства такой диалог с товарищем по парте: - ты бы что лучше хотел найти, Янтарную комнату или кусок золота… величиной с дом? – кусок золота; - а я бы Янтарную комнату.
    Кроме янтарной экспозиции, осмотрим и выставку оружия золотых Речь-Посполитовых времён. Кроме холодного оружия первое, ещё примитивное, огнестрельное. Среди шлемов и доспехов польско-литовской шляхты обращают на себя внимание знаменитые крылья польских гусар, наводившие ужас на противника, в качестве которого, увы, часто выступали и наши предки. Диковинное слово «гусар» возможно идёт от латинского cursores, так называлась во времена упадка империи Римская кавалерия, подхватившая знамя Рима Византия для разведки и партизанщины набирала славянских, обычно сербских, конников, их называли хонсарами, славу они заслужили недобрую и диковинное слово стало синонимом бандита. Теснимые османами сербы искали защиты у венгров, куда могли и занести мудрёное словцо, но надо признаться, есть и чисто венгерская версия происхождения гусарства, король Матиаш Корвин для защиты от тех же османов набирал в свою элитную кавалерию по одному рекруту с двадцати дворов, по-венгерски husz – двадцать. Так или иначе, а с шестнадцатого века лёгкая кавалерия стала мощной военной силой. Сделал эскадроны гусар летучими польский король венгерских кровей Стефан Баторий, в 1577 г. он своих конников, пёстро одетую вольницу, снабдил единой формы железными крылатыми доспехами для верхней половины туловища, в результате лёгкая конница, не взлетела, а наоборот превратилась в тяжелую. Эти формирования успешно сражались с войсками Ивана Грозного в Ливонской войне, потом крылатые гусары, они составляли примерно три четверти польской армии, триумфально разбили численно превосходящих шведов в битве при Кирхгольме (1605), в 1610 разгромили русско-шведскую коалицию, возглавляемую братом русского царя Василия Шуйского Дмитрием, в 1621 в Хотинской битве восемь тысяч крылатых гусар, это рекорд их численности, совместно с казаками изрубили в капусту неимоверное количество турок и татар. Кавалергарда век недолог, крылатых гусар тоже, стремительно совершенствующееся огнестрельное оружие, сделав этот род войск неэффективным анахронизмом, его и похоронило.
    Одно из основных помещений Среднего замка – Большая трапезная, название говорит само за себя, здесь устраивались пышные приёмы в золотые для Тевтонского ордена времена. Сегодня это громадное пустое помещение с бледноватыми фресками на стенах и несколькими колоннами, держащими громоздящийся готическими складками потолок. Аудио гид здесь рассказывает о правилах питания воинствующих монахов. Отношение к постам у Католической и Православной церкви разное, католики попытались избежать крайностей и длительных голодовок и неумеренных обжорств. Они разделяют пост и воздержание. Пост у них это ограничение на число приёмов пищи в день, в постный день можно от души поесть только один раз, плюс два перекуса, утром и вечером. Вспоминаю своё пребывание в польском харцерском лагере, в принципе нас так и кормили, утром-вечером бутерброды с чаем, а полноценный только обед. Воздержание означает отказ от приёма скоромной пищи, проще говоря, мяса. Вроде бы из-за этого в Европе истребили большое количество бобров, монахи рубили им хвосты, солили-мариновали и, считая рыбой, потребляли в дни воздержаний, а воздерживаться приходилось регулярно – каждую пятницу, это всем католикам, монахам ещё и в среду. В предпасхальное время по пятницам и субботам следовало и поститься, и воздерживаться, а в остальные дни, кроме воскресений, просто поститься.
    Осмотрев все экспозиции Среднего замка и посетив кое-какие вспомогательные помещения, переходим на территорию Высокого замка. Там и Дворец Великих магистров, и костёл Пресвятой Девы, и главный зал для официальных собраний Ордена, именуемый капитулярием. Проходим по узкому деревянному мостику и через ворота попадаем во внутренний двор, где взгляд привлекает, кроме готических окон и арок, увенчивающая небольшое строеньице медное изображение пеликана. По средневековым поверьям пеликан выкармливал своё потомство не приносимой в клюве рыбой, а собственным телом и кровью, разрывая себе грудь. Получается, все мы, рвущие свои сердца и нервы в деле воспитания подростающих чад, в каком-то смысле пеликаны. Вот и тевтонские рыцари со взятым на щит девизом «Helfen — Wehren — Heilen» (Помогать — Защищать — Исцелять) считали себя пеликанами и изобразили эту птицу во время кормления птенцов своей грудью. Пеликанизация христианства в средние века дошла до того, что эта птица стала символическим изображением Христа, оно и понятно, евхаристия – вкушение плоти и крови Спасителя, чем не пеликанова трапеза. Как следует из выставки восковых муляжей, размещённых в замковых помещениях, реальная трапеза воинствующих монахов была значительно разнообразней. Осмотрели капитулярий, помещение здорово похоже на осмотренную ранее большую трапезную, а также расположившиеся в высоком замке экспонаты, видимо, уже из польских времён: резные алтари, комоды, изразцовые печи и камины, деревянная и терракотовая скульптура, в основном Девы Марии.
    Если в замке обильно ели и пили, да даже если и не обильно, нужно было предусмотреть и специальное место, где от съеденного и выпитого можно без помех избавиться. Если за этим не следить, бедствия будут пострашнее, чем от осаждающего замок неприятеля, дизентерия не щадит никого. Среди жертв этой неистовой воительницы громивший французов при Азенкуре Генрих V Ланкастер и гроза неверных Сулейман Великолепный. Тевтонские орденоносцы подошли к этому вопросу серьёзно и системно, проектируя при строительстве своих замков специальную, выдающуюся за периметр замка башню с крытым переходом, обычно рядом с рекой. Башня эта имела специальное не до конца понятное название данцкер. То ли город Данциг (Гданьск) пошёл от этого слова, то ли наоборот, но какая-то связь имеется, возможно, так именовалась болотистая, из-за выхода газов неприятно пахнущая местность. Есть и более экстравагантная, но менее вероятная версия – этим названием тевтоны хотели указать его место взбунтовавшемуся и вышедшему из их повиновения вольному городу Данцигу. Конечно, сегодня Мальборкский данцкер по своему историческому назначению не используется, но реконструкция, вполне реалистичная, в башне присутствует.
    Выбравшись из Мальборкского замка с несколько меньшими потерями, чем героиня «Крестоносцев» Дануся, только оглушёнными от обилия увиденного и услышанного, да сильно уставшими, побрели искать, где бы и что перекусить. Встретили по дороге главного могильщика Тевтонского ордена польского короля Казимира IV, мчавшегося во все копыта по направлению к замку, в своём порыве был он неудержим, кто ж его остановит – он же памятник, а вот к какому замку стремился король, то ли к настоящему, то ли к игрушечному – уменьшенная и огрублённая копия тевтонского оплота буквально в двух шагах от бронзового короля, вопрос. Жители Мальборка вытащили на главную пешеходную улицу повидавший виды на своём долгом веку домашний скарб: столы, стулья, чемоданы без ручек, зингеровские швейные машинки, образовавшие «живые натюрморты», смотрелось очень живописно, вот недалеко от этого буйства фантазии мы и преклонили свои колени. Не знаю, стоит ли описывать трапезу, станет ли после этого вкусно и сладко читателю, но попробую. Начнём, как обычно, издалека, предложив историю польской кулинарии в качестве аперитива. Стартовав как одна из братских славянских кухонь с щей да каш, вареников да галушек с ржаным хлебом, польская на протяжении своей длинной и бурной истории испытала влияние, не всегда добровольное, кухонь других стран и народов. От татар достался тартар, он и сейчас любим и широко представлен в польских супермаркетах; от литовцев бигос «В котлах же бигос прел. Такого слова нету, чтоб описать его по вкусу и по цвету… Кто не живал в Литве, тот и в оценках пресен, не знает кушаний, и не отведал песен»; от немцев свиная рулька и мясные колбаски. А вот вопрос у кого поляки научились делать водку, не смотря на многочисленные подсказки читателей, оставлю открытым. Процесс дистилляции, в результате которого получается этот магический напиток, был известен александрийским алхимикам с первого века новой эры, но использовать его для получения алкоголя начали только в 12 веке, «ско-о-олько дней потеряно, их вернуть нельзя, их вернуть нельзя…», первыми научились добывать крепкий алкоголь итальянцы в Салерно, исключительно в медицинских целях, а дальше всё это вышло из под медицинского контроля и растеклось по всей Европе. Польша получила заповедный рецепт непосредственно у Священной Римской Империи, поэтому, скорее всего, раньше России, вряд ли распространение шло пятнами, логичнее предположить, что оно медленно, но непрерывно двигалось с запада на восток. Что касается самого названия, то польское слово «wоdka» впервые зафиксировано в 1405 в судебных актах Сандомирского воеводства, но в значении «небольшой водоем», а как напиток только в 1534. Мы можем ответить именным указом венценосных братьев Ивана V и Петра I «О взыскании пошлин с вывозимых из-за моря разных вин и водок ефимками» 1684 г. В перестроечные времена, когда водочный приоритет стал пахнуть большими деньгами, историк кулинарии Вильям Похлёбкин якобы отыскал какие-то бумаги, где наши соотечественники так называли лекарственную настойку, записи были датированы годом раньше польских (1533), и приоритет изобретения водки, также как радио, паровоза, лампочки и телевизора остался за Россией, ну как после этого на радостях не выпить. На закуску предложу уже никем не оспариваемое истинно польское блюдо. Вступая в литературный диалог с Тарасом Бульбой, отвечу за потупившего взор и молчащего Андрия: Не помогли ляхи, помогут фляки. Говоря прозой, фляки это суп с требухой. Им можно и закусывать, можно и опохмеляться. Насыщенный в меру пряный бульон прекрасно скользит по внутренностям, нормализуя все пищеварительные процессы. На фляки идёт не вся в широком смысле понимаемая требуха (внутренности), а только рубец (желудок), обычно говяжий, но возможны варианты. Специфический, могущий с непривычки показаться неприятным запах успешно глушится корнем петрушки, сельдереем, морковью, лавровым листом, душистым перцем и ещё парой-тройкой пряностей по вкусу. Морковка, петрушка, сельдерей в польских супермаркетах часто продаются связанными в единый суповой набор, а потому все польские супы пахнут примерно одинаково, запах этот, давно мной забытый, с первой ложкой фляков мгновенно перенёс меня в пионерское детство. Тогда нашим неокрепшим желудкам польская кулинария казалась слишком смелой, и мы, так же как отдыхавшие вместе с нами чехи, выливали взятые на раздаче супы через раз после первой же ложки, причём обычно, что нравилось нам, не нравилось чехам, и наоборот, поляки, разумеется, ели всё и за милую душу. Со временем вкусы меняются, и польские фляки ту заветную тропинку к моему сердцу через желудок нашли. Готовить фляки самому – слишком большая морока, рубец нужно долго и нудно обрабатывать, вываривать, меняя воды. Польское правительство, или кто там у них этим занимается, позаботилось о простом народе, и концентрированные, и консервированные фляки в виде желейных колбасок, где как янтарные инклюзии, рождающие аллюзии, таятся положенные по рецепту включения, широко представлены в польских супермаркетах, а счастливому покупателю нужно просто отрезать от такой колбаски подходящий по размеру кусок, разбавить водичкой, можно и отварной картошечки добавить, разогреть и хлебать в своё удовольствие. Из-за обилия коллагена, которым богат рубец, медицина фляки очень рекомендует, особенно после переломов, но и здоровому организму ничего, кроме пользы и крепости, фляки не добавят. Известный врач и по совместительству немного писатель Михаил Булгаков об этом свойстве фляков знал и включил их в меню изнурённых творчеством инженеров человеческих душ, столовавшихся в Грибоедове «Где-то в рупоре голос командовал: "Карский раз! Зубрик два! Фляки господарские!!!" Тонкий голос уже не пел, а завывал: "Аллилуйя!"».
    Пообедав, отдохнув, затарившись впечатлениями и продуктами не на один месяц, отправляемся в обратный путь, тормознув для панорамных снимков напротив замка на противоположном берегу Ногата, одного из рукавов Вислы. Дорога была не дальней, васильков в чистом поле не заметили, и хотя сердце учащённо билось, отражённой в глазах тревогой, границу прошли без происшествий. Поздно вечером были дома, надеясь посетить Польшу «раз, ещё раз, ещё много, много раз» по выданным нам вместо виз, как жителям области, польским консульством разрешениям на малое приграничное перемещение, но польские власти внезапно в одностороннем порядке такое безвизовое перемещение запретили.

    Другие отзывы автора:

    Этот отзыв оценили:

    Комментарии (6)

    Андрэ (Москва) (13.05.2019 15:16)
    С.Серый (13.05.2019 20:56)
    [quote][b]Андрэ[/b]
    [/quote]

    Наталья (Natalina) (18.05.2019 20:18)
    Интересно! Про янтарь очень понравилось.
    С.Серый (18.05.2019 21:07)
    [quote][b]Наталья (Natalina)[/b]
    Интересно! Про янтарь очень понравилось.[/quote]

    Интересно! Спасибо за рассказ!
    С.Серый (22.05.2019 14:22)
    [quote][b]Марина[/b]
    Интересно! Спасибо за рассказ! [/quote]

    И Вам, Марина, спасибо за внимание

    Новый комментарий

    Что бы оставлять комментарии на сайте, Вам нужно Войти или Зарегистрироваться