Фотогалерея к отзыву
    • Фото из путешествия по Турции
    • Фото из путешествия по Турции
    • Фото из путешествия по Турции
    • Фото из путешествия по Турции
    • Фото из путешествия по Турции
    • Фото из путешествия по Турции
    • Фото из путешествия по Турции
    • Фото из путешествия по Турции
    • Фото из путешествия по Турции
    • Фото из путешествия по Турции
    • Фото из путешествия по Турции
    • Фото из путешествия по Турции
    • Фото из путешествия по Турции
    • Фото из путешествия по Турции
    • Фото из путешествия по Турции
    • Фото из путешествия по Турции
    • Фото из путешествия по Турции
    • Фото из путешествия по Турции
    • Фото из путешествия по Турции
    • Фото из путешествия по Турции
    • Фото из путешествия по Турции
    • Фото из путешествия по Турции
    • Фото из путешествия по Турции
    • Фото из путешествия по Турции
    • Фото из путешествия по Турции
    • Фото из путешествия по Турции
    • Фото из путешествия по Турции
    • Фото из путешествия по Турции
    • Фото из путешествия по Турции
    • Фото из путешествия по Турции
    • Фото из путешествия по Турции
    • Фото из путешествия по Турции
    • Фото из путешествия по Турции
    • Фото из путешествия по Турции
    • Фото из путешествия по Турции
    • Фото из путешествия по Турции
    • Фото из путешествия по Турции
    • Фото из путешествия по Турции
    • Фото из путешествия по Турции
    • Фото из путешествия по Турции
    • Фото из путешествия по Турции
    • Фото из путешествия по Турции
    • Фото из путешествия по Турции
    • Фото из путешествия по Турции
    • Фото из путешествия по Турции
    • Фото из путешествия по Турции
    • Фото из путешествия по Турции
    • Фото из путешествия по Турции
    • Фото из путешествия по Турции
    • Фото из путешествия по Турции
    • Фото из путешествия по Турции
    • Фото из путешествия по Турции
    • Фото из путешествия по Турции
    • Фото из путешествия по Турции
    • Фото из путешествия по Турции
    • Фото из путешествия по Турции
    • Фото из путешествия по Турции
    • Фото из путешествия по Турции
    • Фото из путешествия по Турции

    «Турецкий гастрит. 3-я серия. Азия-с, не поймут-с.»



    Сегодня мы покидаем Стамбул и отправляемся в недельный групповой тур «По следам великих
    цивилизаций», в который, время трудное-кризисное, кроме нас с женой записались
    ещё только две женщины. Утром в гостиницу за нами прислан микроавтобус, нам
    придан гид, он засыпан вопросами, но храбро отбивается. – А что на турецком
    значит слово «дурак»? – Остановка. – А почему Турцию 20 лет в ЕЭС не принимают?
    – Да всё какие-то причины находят. То говорят, мы армян нарезали, то говорят –
    греков нарезали, курдов нарезали. – А зачем на минаретах балконы? – Оттуда
    муэдзин призывал верующих на молитвы, сегодня это делается из репродукторов. –
    А почему мусульманам нужно делать намаз пять раз в день? – Так Мухаммед
    проповедовал арабским пастухам, которые до этого вообще не мылись, надо было
    как-то заставить. Действительно, если разобраться, в основе любой, даже самой
    сакральной традиции, лежит рациональное зерно.



             В европейской части Стамбула нам осталось посетить только подземное водохранилище Еребатан и вперед в Азию. Это
    хранилище известное также под именем Цистерна Базилика расположено в
    историческом центре недалеко от Айя Софии. Всего в Стамбуле порядка сорока
    исторических подземных водохранилищ, очень удобно на случай осады или засухи.
    Цистерна Базилика одна из самых крупных, ёмкость 80 тысяч кубометров, вода туда
    поступала прямо по акведуку Валента, осмотренному нами накануне. Как говорят
    источники, на введение Цистерны в строй понадобилось порядка двухсот лет,
    начали при Константине, закончили при Юстиниане в 532. Почему так долго? –
    понадобилось выдолбить подземную полость размером 145 на 60 на 8 с лишним
    метров, стены облицевать огнеупорным кирпичом, покрыть специальным раствором
    для герметизации. Чтобы всё не обвалилось, подпёрли потолок 336 колоннами, 12
    рядов по 28. Колонны брали из разных античных храмов, поэтому они разные. Из
    этих трёх с лишним сотен особо выделяются, они в самом дальнем углу, две, в
    основании которых каменные головы Медузы Горгоны. У одной колонны голова
    перевёрнута, у другой на боку, почему так, – есть разные версии, каноническая –
    чтобы при взгляде на них не окаменеть. Заметим, что Горгона не всегда обладала
    этим свойством и не всегда имела столь неординарную причёску, а приобрела оба
    качества по воле Афины, в храм которой бросилась, ища защиты от грязных посягательств
    Посейдона, который там её настиг и овладел, нет правды на земле, но правды нет
    и выше. Сейчас, разумеется, Цистерна по прямому назначению не используется,
    воды там немного, в ней плавают рыбки. Подсветка, акустика, приятная прохлада,
    ряды колонн, удваивающиеся в отражающей воде, всё это создаёт поразительный
    эффект. В частности Дэн Браун, уж не знаю, был он тут или нет, вдохновился на
    написание ключевых сцен своего Инферно, проходящих именно в Цистерне, Айя Софию,
    разумеется, обойти в повествовании он тоже никак не мог.



             Выйдя из Цистерны, мы грузимся в микроавтобус и по Галатскому мосту пересекаем Золотой Рог, проезжаем мимо, так
    утверждает наш гид, самого старого метро в мире, хотя источники говорят, что подземная
    линия с говорящим названием Тюнель, полукилометровой длины, соединившая две
    станции открылась 17 января 1875 года, а лондонский Метрополитен рейлуэй
    распахнул свои двери в 1863 (3.5 километра), ладно, простим, пусть будет не
    самое старое, а одно из старейших. Дальше на нашем пути дворец Долмабахче, и
    вот уже Босфорский мост, который мы видели с воды, а теперь переезжаем на
    автобусе. Всё, мы в Азии, пусть и в Малой. Чтобы осознать это важное событие,
    останавливаемся на смотровой площадке, зрелище достойное, отсюда наш Город
    контрастов предстаёт вполне современным мегаполисом с торчащими тут и там
    небоскрёбами. Отвернувшись от Босфора, видим развернувшееся строительство новой
    грандиозной мечети (район Чамлыджа), наш гид, человек светских демократических
    взглядов, окрестил её Мечетью Эрдогана. В исламском мире в силу известной процедуры
    стандартные мужские сравнения не корректны, поэтому, как мы знаем, принято
    меряться минаретами. Мечеть Чамлыджа не посрамила Эрдогана, у неё их шесть,
    пересчитал балконы, столько же, сколько у Султанахмет – 16, вроде не по чину,
    Эрдоган – двенадцатый турецкий президент, правда было ещё 5 исполняющих
    обязанности, так что примерно получается, а если выкинуть Ренда Мустафу,
    исполнявшего свои высокие обязанности всего одни сутки (с 10 по 11 ноября 1938
    года) сойдётся точно.



             Вечером мы уже в турецкой столице. Сегодня Анкара второй по численности город страны, свои столичные обязанности
    несёт с 1923 года, но возник значительно раньше – ещё в 7 столетии до нашей
    эры. В отличие от непостоянного Стамбула, Анкара своё название ни разу не
    меняла, «ангира» или «анкира» по-гречески якорь, «брошенный» на перекрёстке
    оживлённых торговых путей. Вечером ещё успеваем осмотреть развалины храма
    Августа, построенного в первом веке нашей эры, на стенах которого была высечена
    копия «Деяний божественного Августа» на латыни и греческом, краткая
    автобиография первого римского императора. Рядом с храмом памятник совсем
    другой эпохи – сельджукская мечеть Хаджи Байрама, религиозного философа и поэта,
    умершего в 1430 и здесь похороненного. Недалеко от мечети колонна Юлиана 2
    Отступника, последнего римского императора, верившего античным богам. Племянник
    Константина Великого, провозглашённый верными легионами императором в Париже,
    тогдашней Лютеции, и поспешивший в Константинополь, чтобы отобрать власть у
    своего двоюродного брата сына Константина Констанция, который, может быть со
    страху, тут же помер. Юлиан добрался до столицы в 361 году, после чего издал
    соответствующий эдикт о замене христианства неоплатонизмом, священникам было
    предписано вести в храмах философские беседы и диспуты, в быту быть скромными,
    воздерживаться от излишеств и являть собой пример для подражания. Дальше
    больше, в 362 году был издан «Эдикт о терпимости», где отобранные ранее христианами
    античные храмы возвращались прежним владельцам, отменялись гонения на все
    опальные христианские течения, вернулись из ссылки гонимые еретики, им
    позволено было в открытых диспутах отстаивать свою точку зрения. На выходе из
    христианства Юлиан, собственно, не настаивал, но поощрял экономически. Говорят,
    он даже планировал восстановить разрушенный Титом Храм Соломона, точнее Ирода в
    Иерусалиме. Увы, Юлиан был из тех, кто «и жить торопится, и чувствовать спешит»,
    в следующем 363 году отправился в поход на Персию, в битве при Маранге был
    трижды ранен и погиб, ходили слухи, что от своего же солдата, тайного
    приверженца Иисуса, тот же источник вложил в уста Юлиана предсмертную фразу «Ты
    победил, Галилеянин!». Сменивший Юлиана на императорском посту Иовиан замирился
    с Персией и вернул христианство. А колонна Юлиана появилась в Анкаре по случаю
    его визита сюда в 362.



             Утро следующего дня встречаем в цитадели Хизар – византийской крепости с двумя рядами стен, внутренние возведены в 6-7
    веках, внешние в девятом. Для их возведения использовали всё, что под руки
    попадётся, не брезговали и фрагментами культовых сооружений прошлого, то тут,
    то там обращают на себя внимание блоки, украшенные изысканным узором или
    надписями, часто перевёрнутыми. Крепость на холме, поэтому с её стен
    открывается отличный вид на город, но, честно признаться, Анкаре далековато до
    Стамбула. Далее немножко перемещаемся в пространстве, зато сильно во времени,
    дорога приводит нас к Музею анатолийских цивилизаций, расположившемся в бывшем
    караван-сарае. Основан музей в 1921 году под патронатом Кемаля Ататюрка и
    содержит, как ясно из названия, обнаруженные в ходе раскопок на территории
    Анатолии артефакты великих цивилизаций, существовавших здесь в разное время.
    Прежде чем погрузиться в каменный век, отметим, что музей – лауреат почетной
    награды «Европейский музей года» полученной в 1997 году. Самые древние
    экспонаты музея из пещеры Караин, 27 километров от Анталии, это каменные орудия
    труда, а также довольно любопытные рисунки оленей, ещё каких-то зверей и
    охотников, возраст находок 150-200 тысяч лет, по исторической хронологии это
    средний палеолит. Неолит, то есть новокаменный век, представлен находками из Чатал
    Хёюка и Хаджилара. Чатал Хёюк, и не выговорить, «вилообразный холм», - едва ли
    не древнейший город на нашей планете, жило там от 3 до 10 тысяч человек в
    период с 8 по 6 тысячелетие до нашей эры. Жители лепили свои дома из глины,
    дверей не было, вход с крыши, которая укреплялась деревянными балками. Чтобы
    попасть в жилище имелись лестницы, как внутри, так и снаружи. Из глины жители
    делали не только жилища, но и статуэтки. Их-то мы в музее и осматриваем. Самая
    знаменитая – фигура великой богини или богини-матери или великой матери, датируемая
    5750 годом до нашей эры, дама необъятных форм с выдающейся, растекшейся по
    сидению задницей. Мужских фигурок обнаружено не было, поэтому некоторые
    историки предполагают, возможно необоснованно, о господствовавшем в  Чатал Хёюке матриархате. Наш гид
    позиционирует богиню-мать, как древнейшую скульптуру на Земле, заметим, что
    найденной в Австрии Венере Виллендорфской более 29 тысяч лет, а француженке
    Венере Брассемпуйской, она же Дама с капюшоном, 22 тысячи. Но эти - вырезанные
    из известняка и слоновой кости холодным орудием, а наша любовно вылепленная
    горячими руками, пусть будет древнейшей статуей из обожжённой глины. Кроме
    «первых» статуэток, были найдены и «первые» фрески, я бы даже сказал «первые
    барельефы», на самом выразительном два бодающихся, словно бараны, леопарда.
    Есть мнение, что на закате существования Чатал Хёюка тамошние мужики, собравшись тайно от своих угнетательниц,
    решили с каменным веком завязывать и переходить в бронзовый, это установлено по
    остаткам окалины и шлака, но классические предметы бронзового века будем
    изучать по находкам из Аладжа Хёйюка, города, просуществовавшего с 4 по конец 2
    тысячелетия до нашей эры. Бронзовый век, в отличие от каменного, ковался не
    абстрактным человечеством, а конкретными народами, среди которых почётные
    пионеры – хатты, первые анатолийские аборигены. В дошедших до нас месопотамских
    глиняных табличках Анатолия и именуется страной Хатти. Отливали хатты из бронзы
    поразительные фигурки животных, быков и оленей с ветвистыми рогами, а ещё
    выковывали, видимо для ритуальных надобностей, решётчатые солнечные диски с
    удивительным орнаментом, где встречаются и крест, и свастика, и пяти-, шести-
    конечники. Работали и по злату-серебру, делали украшения и статуэтки, в
    частности на вечные темы, их бронзовая «мадонна с младенцем», скорее всего,
    первая в истории. Не прошло и тысячи лет, как откуда ни возьмись,
    предположительно с Балкан, явились незваные гости, вряд ли они были хуже татар,
    поскольку старались по мере сил мирно сосуществовать, хотя были совсем другого
    роду-племени – индоевропейского, в отличие от хаттов, носатых и лингвистически
    близких  к абхазо-адыгам. Себя пришельцы называли давно мёртвым словом «nesili», а в историю вошли под именем хеттов,
    заграбастав у хозяев не только территорию, но и само название. В рудном деле
    хетты превзошли своих учителей хаттов, изловчившись обрабатывать не только
    бронзу, но и железо. Египетские фараоны не гнушались клянчить у хеттов железные
    кинжалы, один такой достался Тутанхамону. Наивысшего могущества хетты достигли
    при Суппилулиуме I, был ещё и второй, правившем в середине 14 века до нашей эры.
    Как это всегда бывает, Суппилулиума начал с централизации государства, подчинив
    независимых соплеменников, после чего вышел на международную арену, где
    соперничал с Египтом, главным образом из-за Сирии, и государством Митанни в
    северной Месопотамии. Пало Хеттское царство в начале двенадцатого века до н.э. под
    ударом «народов моря» (египетская терминология), из которых помянем фригийцев,
    филистимлян и ахейцев, стремившихся развить успех Троянской войны. Кроме
    металла от хеттов осталась керамика – диковинные сосуды из парных животных,
    фрагменты стен с барельефами – лихие воины на колесницах, кое-какая скульптура.
    В музее можно полюбоваться хеттскими сфинксами и барельефами с Королевских
    ворот хеттской столицы Хаттусы или Хаттуши, а также львами из Аслантепе –
    львиного холма, россиянам любопытно будет взглянуть на свой государственный
    герб, хеттского, как оказалось, происхождения, – барельеф с двуглавым орлом,
    держащим в когтях двух зайцев. Заселившие страну хеттов фригийцы в качестве
    своей столицы выбрали Гордион, оттуда и находки в музее. Город назван по имени основателя
    царской династии Гордия. Царём он стал, как гласит легенда, совершенно
    случайно, ехал себе этот крестьянин на скрипучей повозке, запряжённой старой
    клячей к храму Зевса, кто же знал, что Дельфийский оракул насоветовал
    оставшимся без правителя фригийцам избрать царём первого попавшегося на дороге.
    Впрочем, Гордием звали и многих следующих царей, среди которых и отцы Мидасов,
    которых тоже было несколько. Самый известный, гласит легенда, рождён от богини
    Кибелы, о ней поговорим особо. Фригийцы, как многие (если не все) древние
    народы обожествляли силы природы, но человеческий облик у них приняла только
    Великая богиня-мать, которую назвали Кибелой, чтобы подчеркнуть её величие,
    поскольку на фригийском это слово значит «гора». Кибела много за что отвечала,
    но главное за плодородие, поэтому часто её ваяли с большим числом плодородных
    атрибутов, на одном её изображении с купленного магнитика я насчитал 18 грудей,
    у Шемякинской -16, но здешняя её статуя примерно восьмого века до нашей эры
    вполне прилична – длинное платье, высокая шляпка, в руке яблоко, прямо Афродита
    после суда Париса. Культ Кибелы оказался весьма популярным и долговечным, позже
    пришедшие в эти места за материальными ценностями греки не погнушались
    прихватить и духовные сокровища, пристроив Кибелу в своём пантеоне в качестве
    матери Зевса. Эти исторические эпигоны римляне тоже решили поклоняться Кибеле,
    объявив в 206 году до н.э. её культ государственным, по этому случаю в Рим был
    торжественно доставлен чёрный камень, видимо метеорит, из главного святилища
    Кибелы во фригийском Пессинунте, городе построенном Мидасом. В Пессинунте по
    греческой легенде похоронен возлюбленный Кибелы Аттис. Все, кроме Филиппа
    Киркорова, знают, что любовь штука жестокая, а любовь Кибелы особенно, что-то
    там у Аттиса не получилось, и в минуты отчаяния, как сообщает Катулл, «оскопил
    он острым камнем молодое тело своё. И себя почуял лёгким, ощутив безмужнюю
    плоть». С тех пор также поступали и наиболее яростные адепты культа этой богини,
    более умеренные ограничивались обрезанием или наносили себе раны, не ведущие к необратимым последствиям. От Кибелы
    перейдём к её непутёвому сыну Мидасу. Широко известен своими сомнительными
    музыкальными  вкусами. Присутствуя на музыкальном фестивале, где Пан исполнял соло на свирели, а Аполлон бренчал на
    кифаре, восхитился только Паном, за что получил Аполлонов дар -  от мертвого осла уши. В музее есть его
    небольшой скульптурный портрет, у осла, конечно, уши побольше, но некоторое
    сходство есть. Правда наш гид утверждает, что всё это враки, могилу Мидаса
    нашли, уши у него оказались нормальные, но как это можно было установить по
    черепу?! Да и Мидасов, как и Гордиев, как мы отмечали, было несколько. Ещё
    более известен миф о полученном Мидасом от Диониса даре: превращать в золото,
    всё к чему прикоснётся. С голода он не умер, поскольку искупавшись в реке
    Пактол, от рокового дара избавился, излишне говорить, что после этого события
    река стала золотоносной, чем по слухам широко пользовался небезызвестный Крез,
    захвативший Фригию в начале 6 века до нашей эры.



             В музее есть не только, что посмотреть, но и что почитать, если, конечно, понимаешь клинопись. Наука утверждает, что
    это самая древняя форма письма. Египетские иероглифы возникли на рубеже
    третьего и четвёртого тысячелетия (33 век по уточнённым данным), нужно ли
    добавлять какой эры, китайские в начале второго. Самая древняя клинописная
    «табличка из Киша» датируется 35 веком, заполнили её своими закорючками первые
    известные обитатели Месопотамии шумеры, народ неясного происхождения, возможно,
    местные. Просуществовав отпущенную им тысячу лет, шумеры были потеснены
    жителями Аравии, которым вдруг разонравился их климат, так возникла Ассирия,
    первая в истории человечества империя. Как мы знаем, аравийский народ, если его
    не подзуживают разные Мухаммеды, скорее мирный-торговый, чем военный, поэтому
    власть свою в Месопотамии ассирийцы поддерживали, создавая благоприятные
    условия купечеству. Часть ассирийских купцов сидели на торговых перекрёстках Малой
    Азии в городе Каниш, турецкое название Кюльтепе, оттуда и таблички в музее.
    Кроме глиняных табличек к ассирийским древностям можно отнести и солидных
    размеров сработанного из песчаника кудребородого и кудревласого красавца. Это
    местный царёк Муталлу, вассал великого Саргона 2, царя истинного – это
    дословный перевод имени, правившего Ассирией с 722 года до н.э., проведшего
    свои 15 лет на престоле в военных походах, значительно расширивших границы
    державы. Об этих делах давно минувших дней сохранилось много глиняных табличек.
    А ещё из табличек, не этих, других, узнали, только в девятнадцатом веке, о
    существовании ещё одной великой, но бесследно исчезнувшей державы. Речь об
    Урарту, первое упоминание о стране относится к 13 веку до н.э., уже тогда
    достойном противнике Ассирии. Жители Урарту урарты не были этнически
    однородными, говорили на малопонятном языке, образующем с подданными раз
    помянутого нами государства Митанни хурритами отдельную хуррито-урартскую
    языковую семью. Расцвет Урарту пришёлся на 8 век до н.э., времена ассирийской
    царицы Семирамиды, словив момент, урарты потеснили слабую женщину на северных
    границах её царства, и торговые пути в Малую Азию оказались под их контролем,
    что вызвало в Ассирии серьёзный экономический кризис. Пришедший к власти
    небезызвестный внимательному читателю Саргон 2 не стал мириться с таким
    униженным положением и позабирал всё взад. Последний царь Урарту с довольно
    необычным для этих мест именем Руса 4 правил примерно до 580 г. до н.э. В то
    время в Передней Азии появились новые сильные игроки, которые и потеснили
    Урарту, скифы и киммерийцы с севера, мидийцы с юга. Не смотря на то, что урарты
    почти постоянно воевали с Ассирией, культура их с Ассирией сотрудничала и много
    позаимствовала, в частности клинопись, поэтому каменные стелы, испещрённые
    множеством непонятных значков, в зале Урарту, отличить от ассирийских может
    только специалист. Завершаем свою экскурсию по музею в античных залах,
    особенных жемчужин там нет, но можно помянуть Филиппа, отца Гордионского
    разрубателя, тут выставлена его бронзовая голова, постоять у греческих ваз,
    мужских и женских торсов.



             Каждой империи отпущен свой век или своё тысячелетие, в Стамбуле мы говорили о расцвете Османской Порты, в Анкаре
    поговорим о её закате. Он связан с именем Мустафы Кемаля Ататюрка к мавзолею
    которого, по-турецки аныткабиру, мы и едем. Звезда Мустафы Кемаля воссияла на овеянных
    пороховым дымом холмах Галлиполи (Чанаккале), где силы Антанты схлестнулись с
    Турецкой армией, выступавшей на стороне Центральных держав. Как известно, в
    Сараево убили эрцгерцога, было это 28 июня 1914, а уже в августе в первую
    мировую войну вступили Австро-Венгрия, Сербия, Германия, Россия, Франция,
    Бельгия, Великобритания, Черногория, Япония. Османской империи тоже пришлось
    участвовать, 1 ноября ей объявила войну Россия, 2-го Сербия, 3-го Черногория,
    5-го Франция и Великобритания, и правильно сделали, поскольку Турция ещё в
    августе заключила договор с Германией, к концу сентября провела мобилизацию и в
    середине октября вторглась в Батумскую область, а 29 октября бывший немецкий
    крейсер, переименованный турками в Селима Грозного (Явуз Султан Селим) обстрелял
    Одессу и Севастополь. К началу 15-го года война приняла затяжной, позиционный
    характер. Россия поставляла Антанте не только пушечное мясо, но и русский
    хлебушек, после вступления Турции в войну морской путь из Черного моря в
    Средиземное оказался перекрыт, поэтому страны Антанты решили Константинополь
    захватить и проливы у турок отобрать. За дело взялся Первый Лорд Адмиралтейства
    Британской империи Уинстон Черчилль («… это их худые черти босфорят воду во
    пруду, это всё придумал Черчиль уже в пятнадцатом году»). Был разработан
    соответствующий план, и 18 марта мощный, 80 вымпелов, англо-французский флот
    вошёл в Дарданеллы. Предводительствовал, как это уже бывало в истории и именно
    в этом месте, Агамемнон. Только теперь так звали не Микенского царя, а британский
    броненосец. Наши новые троянцы подпустили врага поближе и открыли ураганный
    огонь, в результате Агамемнон был ранен, а Irresistible (неотразимый) убит. Стало
    ясно, что только военно-морскими силами без высадки десанта тут ничего не
    добьёшься. Высадка началась 25 апреля, в десанте участвовали английские,
    французские, австралийские, новозеландские, индийские, сенегальские войска, ещё
    было немного русских и греческие добровольцы. Не смотря на большие потери, 18
    тысяч человек в первый же день, далеко продвинуться союзникам не удалось, они
    были остановлены солдатами 19 дивизии, в состав которой входил 57 полк,
    получивший наказ своего командира подполковника Мустафы Кемаля: «Я не
    приказываю вам атаковать. Я приказываю вам умереть». Говорят, что полк почти в
    полном составе приказ выполнил, дословно. Диорама этого сражения  находится в музейном комплексе при мавзолее
    Ататюрка. Не смотря на все прилагаемые усилия и введенные в бой дополнительных
    резервов, Антанте так и не удалось добиться перевеса. В конце года было принято
    решение об эвакуации,  проливы остались за Турцией.  После Галлиполи карьера Мустафы
    Кемаля резко пошла в гору, 1 апреля 1816 он уже бригадный генерал, чего нельзя
    сказать о судьбе Турции. Битву при Галлиполи она, конечно, выиграла, но войну,
    как известно, проиграла. Османская империя распалась, Севрский мирный договор
    (1920) фактически декларировал оккупацию страны. Турецкие владения в Европе, а
    также ряд анклавов в Малой Азии передавались Греции, Константинополь и проливы
    переходили под международное управление, Сирия, Ливан, Северная Африка и Аравия
    были потеряны навсегда, Армения, Грузия и Азербайджан тоже получили по куску
    турецкой территории, предполагалось и создание независимого Курдистана.
    Последний Османский султан Мехмед VI безропотно на всё согласился, но
    собравшееся в Анкаре Великое Национальное Собрание Турции, созванное по
    инициативе Мустафы Кемаля 23 апреля 1920г., ратифицировать договор отказалось,
    и избрало Кемаля председателем парламента и главой своего правительства, также
    был издан указ о предании смерти каждого, усомнившегося в легитимности
    избранного правительства. Не смотря на столь крутые меры, ни одна страна мира
    правительство не признала, а Мехмед VI издал указ о смертной казни Кемаля и его
    сторонников. Кроме Кемалистской Турции на тот период в мире существовало ещё
    одно непризнанное государство, название которого шифруется детским ребусом –
    две рырочки, две сысочки, а посредине фыфочка, поэтому логично, что два изгоя стремительно
    бросились в объятия друг друга. Кемаль послал Ленину письмо, а Ленин Кемалю
    орудия, пулемёты, винтовки, снаряды, патроны, сабли и даже 200 кг золота. С
    таким союзником уже не страшно и начать отвоевывать у соседей свои бывшие
    территории. Начали с Армении, в результате одна часть Армении стала турецкой, а
    другая советской, потом дошла очередь до Греции. У Турции и Греции очень
    сложные взаимоотношения и большой список взаимных претензий. Одна из которых –
    захват и последующее оставление греками Смирны, теперешнего Измира,
    сопровождавшееся большим количеством разрушений и жертв среди мирных граждан, в
    которых каждая из сторон винит противную. Событие это, турецкая версия, тоже
    представлено в красках в музейном комплексе. Ещё одна музейная диорама – сражение
    при Инёню, где турки одолели греков. Командовавший турецкими силами Исмет-паша,
    даже взял себе такую фамилию Инёню, когда они в 1928 вводились в Турции, под
    которой он известен, как второй турецкий президент. Нельзя не заметить и
    большой помпезной картины, где среди розовощёких незнакомцев запечатлены герои
    нашей гражданской войны Ворошилов и Будённый, посетившие Турцию с официальным
    визитом в 1933. Из войны с Грецией Турция вышла победительницей, а Кемаль
    маршалом. В 1923 году 24 июля был подписан Лозанский мирный договор, а 29
    октября провозглашена республика. Разумеется, президентом стал Мустафа Кемаль, занимавший
    эту должность до самой смерти 10 ноября 1938 (четыре срока). Все реформы
    первого президента не перечислить, главное – это превращение Турции в светское
    государство с нормальной конституцией, законами, равными избирательными правами
    мужчин и женщин, европейским алфавитом и календарём. Когда турки выбирали себе фамилии,
    Мустафе Кемалю Великое Национальное Собрание Турции присвоило фамилию Ататюрк,
    отец турок или же первый турок.



             Чтобы попасть к мавзолею, проходим соответствующий контроль и идём по широкой аллее, покой первого президента
    охраняет вереница каменных львов в хеттском стиле, кроме львов по обеим
    сторонам застыли шесть насупившихся турецких граждан, женщины с одной стороны,
    мужчины с другой. На «дороге львов» достаточно многолюдно, много детей
    школьного и дошкольного возраста. Решение соорудить мавзолей своему президенту
    созрело у Турция далеко не сразу, заложен в 1944, закончен в 1953. Специалисты
    утверждают, что в его облике угадываются сельджукские и османские мотивы, а на
    мой непросвещённый взгляд – типичный представитель подобных культовых сооружений.
    У входа, как и положено, почётный караул, по одному военному из разных родов
    войск, потому в разной форме, с каждой стороны. Внутри в просторном зале
    прямоугольный каменный саркофаг, само тело покоится в гробнице ниже, туда не
    пускают. В музее, расположенном рядом, кроме уже описанных диорам и картин,
    воспевающих турецкие военные победы, библиотека и личные вещи Ататюрка. Здесь,
    наверное, будет уместно сказать пару слов и о его личной жизни. Женился в 42
    года на 25-летней Латифе Ушаклыгиль. Судьба свела их в Измире в сентябре 1922
    года, когда турецкая армия занимала  оставляемый греками город. В городе было неспокойно: выстрелы, взрывы, резня, чтобы
    главнокомандующий Мустафа Кемаль не подвергал свою жизнь опасности, Латифе
    предложила ему остаться на ночь в своём фамильном особняке. Разумеется, он, как
    честный человек…  Брак продлился два с половиной года. Не знаю, спустя какое время Турция узнала об их расставании, и
    была ли по турецкому телевидению их пресс-конференция, но наверняка на вопросы
    журналистов Латифе тоже отвечала, что не любит публичности, боится летать,
    картинка знакомая. Пережила Латифе, вот что значит трезвость и спокойная жизнь,
    своего супруга почти на 40 лет. Наш гид говорит, что Ататюрку после расставания
    с Латифе предлагали себя первые красавицы, на что он неизменно отвечал, что
    женат на Турции и другой жены ему не надо. Родных детей у Ататюрка не было,
    зато 10 приёмных, 2 мальчика, остальные девочки. Одна из его дочерей – первая в
    Турции женщина-пилот. В музее снимать нельзя, поэтому большая часть его
    экспонатов потеряна памятью безвозвратно, отдельно экспонируются президентские
    автомобили, их снимать можно. Осмотрев мавзолей, мы Анкару покидаем, можем ещё
    бросить прощальный взгляд на памятник Ататюрку, он же памятник Победы, рядом с
    нашей гостиницей, там маршал в своей форме на лихом коне, по бокам пара солдат
    с винтовками и в немецких касках, с кем поведёшься… 



             Поняли и оценили ли наследие Ататюрка потомки? Политическое завещание «первого турка», призванное превратить его
    родину в светское национальное государство, именуется Кемализмом. Чтобы народу,
    воспитанному на своём славном боевом прошлом, было понятнее, Ататюрк выпустил из
    своего «лука», а как мы знаем, турецкий лук – лучший в мире, по своим врагам
    шесть «стрел» - принципов государственного строительства. Вот эта великолепная
    шестёрка: республиканизм, национализм, народность, секуляризм, отделяющий
    государство от религии, этатизм или державность и, наконец, революционность,
    иногда переводимая как реформизм. Какая-то, на первый взгляд, помесь политики
    Ленина и Николая 2, тем не менее, адепты считают Кемализм достаточно
    универсальным и годным для строительства любого государства третьего мира. Но
    мы то с вами отлично знаем, что светлые принципы это одно, а реальная политика дело
    совсем другое, если не противоположное. В Турции она вылилась в диктатуру и
    культ личности Ататюрка, но справедливости ради отметим, скорее ленинского, чем
    сталинского типа. Массовых репрессий не было, но со своими врагами кемалисты
    расправлялись безжалостно, курдское восстание 1925 года, поднятое одним из
    шейхов против «безбожной политики», было сурово подавлено. Партийное
    строительство в Ататюркской Турции тоже до боли напоминало Ленинскую Россию,
    формально провозглашённая многопартийность оставалась фикцией до 1946, пока
    образованная Ататюрком Республиканская народная партия не потеснилась и не
    уступила несколько мест в парламенте своим оппонентам.  В 1950 РНП проиграла выборы Демократической
    партии. Сегодня Республиканская народная партия в парламенте вторая с её 25%,
    Демократическая – третья со своими 10%, а большинство, как и положено, у партии
    Президента, Справедливости и Развития – 58%, основанной в 2001 бывшими членами
    запрещённой исламистской Партией добродетели. На турецких дорогах, а мы с вами
    отправляемся за 250 км в Каппадокию, кто за какую партию узнать нетрудно. Видим
    на заднем машинном стекле портрет Ататюрка или факсимиле его подписи, водитель
    за РНП, если же там красивый, сотканный из арабской вязи «головастик» -
    султанская тугра, персональный знак правителя с его именем и титулом, отдалённо
    напоминающий измазанную чернилами ладонь – прикладыванием её первые османские султаны
    удостоверяли подлинность документа, перед нами сторонник Эрдогановской
    Справедливости и Развития. В разных районах Турции соотношение тугр и подписей
    разное, но в целом тугр все-таки больше. Чьи именно эти тугры, Грозного Селима,
    Великолепного Сулеймана, Молниеносного Баязида, Завоевателя Мехмеда иди Друга
    России Эрдогана, установить не удалось.



    Другие отзывы автора:

    Этот отзыв оценили:

    Новый комментарий

    Что бы оставлять комментарии на сайте, Вам нужно Войти или Зарегистрироваться