Фотогалерея к отзыву
    • Фото из путешествия по Франции (Париж)
    • Фото из путешествия по Франции (Париж)
    • Фото из путешествия по Франции (Париж)
    • Фото из путешествия по Франции (Париж)
    • Фото из путешествия по Франции (Париж)
    • Фото из путешествия по Франции (Париж)
    • Фото из путешествия по Франции (Париж)
    • Фото из путешествия по Франции (Париж)
    • Фото из путешествия по Франции (Париж)
    • Фото из путешествия по Франции (Париж)
    • Фото из путешествия по Франции (Париж)
    • Фото из путешествия по Франции (Париж)
    • Фото из путешествия по Франции (Париж)
    • Фото из путешествия по Франции (Париж)
    • Фото из путешествия по Франции (Париж)
    • Фото из путешествия по Франции (Париж)
    • Фото из путешествия по Франции (Париж)
    • Фото из путешествия по Франции (Париж)
    • Фото из путешествия по Франции (Париж)
    • Фото из путешествия по Франции (Париж)
    • Фото из путешествия по Франции (Париж)
    • Фото из путешествия по Франции (Париж)
    • Фото из путешествия по Франции (Париж)
    • Фото из путешествия по Франции (Париж)
    • Фото из путешествия по Франции (Париж)
    • Фото из путешествия по Франции (Париж)
    • Фото из путешествия по Франции (Париж)
    • Фото из путешествия по Франции (Париж)
    • Фото из путешествия по Франции (Париж)
    • Фото из путешествия по Франции (Париж)
    • Фото из путешествия по Франции (Париж)
    • Фото из путешествия по Франции (Париж)
    • Фото из путешествия по Франции (Париж)
    • Фото из путешествия по Франции (Париж)
    • Фото из путешествия по Франции (Париж)
    • Фото из путешествия по Франции (Париж)
    • Фото из путешествия по Франции (Париж)
    • Фото из путешествия по Франции (Париж)
    • Фото из путешествия по Франции (Париж)
    • Фото из путешествия по Франции (Париж)
    • Фото из путешествия по Франции (Париж)
    • Фото из путешествия по Франции (Париж)
    • Фото из путешествия по Франции (Париж)
    • Фото из путешествия по Франции (Париж)
    • Фото из путешествия по Франции (Париж)
    • Фото из путешествия по Франции (Париж)
    • Фото из путешествия по Франции (Париж)
    • Фото из путешествия по Франции (Париж)
    • Фото из путешествия по Франции (Париж)
    • Фото из путешествия по Франции (Париж)
    • Фото из путешествия по Франции (Париж)
    • Фото из путешествия по Франции (Париж)

    «Две полуфразы (первая).»

    В душе моей - всё цели без дороги,_
    - Поройтесь в ней - и вы найдете лишь_
    Две полуфразы, полудиалоги,_
    - А остальное - Франция, Париж..._ Почему-то в большинстве языков слово «город» мужского рода, это странно, поскольку чувство любви к городам сродни чувству любви к женщинам. Есть город, который любишь как мать, этот город не выбираешь, в нём родился и рос. Есть город, который любишь как жену, город, в который всегда можно вернуться, и он тебя примет, где встретил юность, получил образование и первые уроки жизни. А есть город, ну или города, к которым относишься как к любовнице, встреча всегда неожиданна, желанна и волшебна. И такой город, ну пусть один из городов, для меня – Париж. В оценке Парижа не согласен с Хемингуэем, это не «праздник, который всегда с тобой», а скорее праздник, который «всегда в себе». Находясь от него вдалеке, не верится, что когда-то там был, а попав туда вновь, кажется, что никогда его не покидал. Всех туристов можно разделить на две примерно равные группы: отправляющихся в Париж и следующих куда-то ещё. Возможно, мне заметят, что я неправ, что я несколько преувеличил мощность первой группы, однако, деление туристов на побывавших и не побывавших в Париже приведёт к гораздо большей диспропорции. Первый раз я попал в Париж в начале девяностых, легендарное российское время челноков и бандитских наездов, банковская система тогда работала нестабильно, поэтому приходилось перемещать денежные средства на себе и вследствие этого одеваться, скажем так, неброско. Причём до того неброско, что охранник турфирмы, куда я нёс плату за путёвку, частью в рублях, частью в конвертируемой валюте, таково тогда было обязательное условие, не хотел меня пускать в офис, пока женщина-менеджер, с которой я имел до этого беседы, не крикнула ему – пропустите, это в … Париж. Потом я менял деньги на поездку, то было реликтовое время, когда у каждой страны была своя национальная валюта. В одном крупном обменнике, отстояв очередь, я приобрёл желанные франки. Стаявший за мною мужик, непонимающе взглянул на кипу разноцветных бумажек в моих руках и не смог удержаться от вопроса: чего это ты купил. А франки действительно были весьма своеобразны и не очень походили на банкноты, речь о тех «старых франках», которые французы ещё успели перед вводом евро поменять на «новые» с металлической полоской и прочими модерновыми наворотами. Классические французские банкноты, во-первых, гигантского размера, яркие, красочные, а вторая их особенность большие белые пятна в середине, кажется типографский брак, а на самом деле место для водяных знаков, дублирующих портрет деятеля, изображённого на купюре в цвете. На самой крупной, и по размеру и по достоинству пятисотфранковой купюре Паскаль, на двухсотфранковой – Монтескье, на самой ходовой стофранковой – Делакруа.Недолгие сборы, небольшой тормоз на таможне. «Не слишком ли много чёрной икры Вы везёте, давайте посмотрим Ваш багаж». Засвеченные досмотровым «телевизором» банки оказались не с икрой, а с кильками-шпротами, их я вёз в качестве доп.питания, тогда разрешалось с собой иметь валюты не более эквивалента 500 долларов и отправляясь за тогда ещё железный, но уже основательно проржавевший занавес, я опасался, что мне тех денег на неделю не хватит. Хотя Париж то редкое, а может быть и единственное место, где обладание пустыми карманами добавляет дополнительного шарму. Так легче, взбираясь на Монмартрский холм, франкоязыкий читатель простит мне эту тавтологию, бродя по Монпарнасу, вообразить себя бедным постимпессионистическим художником. Конечно, людям, не ограниченным в средствах, Париж тоже предоставляет массу возможностей, но не будем забывать о печальных уроках принцессы Дианы и позднего Хемингуэя. Самолёт Аэрофлота доставляет в аэропорт имени Шарля Де Голля. Время в полёте, проинструктированный более опытными товарищами - при раздаче напитков попросишь вина, плеснут немного в бокал, а закажешь пива, дадут целую банку, провёл с пользой. И вот я сижу в везущем меня в Париж автобусе, скоро я, не пройдёт и часа, увижу, наконец, этот легендарный город мечты. И это ощущение предвкушения едва ли не самое сильное и яркое из всех моих туристических впечатлений, даже сейчас мороз по коже.По дороге гид даёт нам первые уроки французского, главное слово «онива» – поехали. Надо отметить, что с развитием массового российского туризма качество экскурсионного обслуживания неуклонно падает. В первой описываемой поездке гидом у нас была француженка, говорила с небольшим акцентом, но это ничуть не мешало, даже добавляло шарму, зато поведала много интересного, была, что называется в материале, и кроме «сокровищ французской коронки» в качестве промахов предъявить ей нечего. В следующий раз гидом выступала рождённая в России, но несколько лет живущая в Париже Татьяна, во время городской экскурсии она держала на коленях французский путеводитель, который переводила практически дословно с листа, совершенно не заботясь о построении предложения по законам славянской, а не романской языковой группы. Она не очень разбиралась в истории и искусстве, а возникающие по этому случаю паузы, заполняла последними парижскими сплетнями, тут она была докой.Прелюдия затянулась, пора бы нам, мой читатель, уже и въехать, наконец, в Париж. Во время второй парижской поездки, я снимал увиденное на видеокамеру, в первую у меня был лишь фотоаппарат «Зенит» с набором фотоплёнок, причём цветная одна, остальные чёрно-белые, вернувшись домой, я смонтировал некоторое подобие фильма, наложил музыку: Дасен, Мирей Матье, Патрисия Каас, недостатка в аудиоматериале не было. В этом своём фильме я въезд в Париж, впрочем как и хождение по его бульварам, музыкально подчеркнул, что оказалось органично, причём на столько, что один из моих неискушённых и технически не продвинутых зрителей поинтересовался – а что в Париже на улицах музыка играет. Нет - был ответ - музыка играет в душе.
    Дальше выйдем из автобуса и пойдём пешком. Можно выбрать любое место, идти в любую сторону, петлять, сворачивать, разочарований не будет, пир для глаз обеспечен. Этим Париж выгодно отличается, например, от Лондона, который прекрасен отдельными кусками, Париж же прекрасен практически весь. Помогают шататься по Парижу пара монстров из мира универсальных магазинов Galeries Lafayette и Printemps (весна), щедро снабжающие парижские отели удобными картами, разумеется, со своей рекламой. Помню, заглянул в какой-то из этих, а может в другой магазин в центре, подкупил одежды-обуви, направляюсь к выходу и вдруг вижу, стоит элегантно одетая роскошная женщина и кому-то лучезарно улыбается. Вообще-то на мой неискушённый взгляд француженки в своей массе внешне не так хороши, как представлялось, но это, как раз, был исключительный случай. Лихорадочно ищу глазами того счастливца, пока не понимаю – она улыбается мне! Месье, - говорит – бонжур – говорит - мерси и ещё что-то непонятное, а до меня опять долго доходит, что улыбается она мне по совсем простой причине – в моих руках пакеты с эмблемой магазина, а она тут работает.Начнём, как бы ни был велик соблазн не с сердца Парижа, коих по утверждению Андре Моруа у Парижа три, а с Триумфальной арки, которых у Парижа, кстати, примерно столько же. Начнём с самой знаменитой, что на площади Звезды, она же Шарля де Голля, с расходящимися от неё двенадцатью лучами-улицами, главный из которых Елисейские поля. Прежде чем пройтись по Полям, мурлыча вслед за Джо Дассеном «O Сhamps-Elysees, O Сhamps-Elysees», заглянем в офис по туризму. Там можно понабрать туристических проспектов на родном языке, а также купить музейную карту, делающую посещение всех городских государственных музеев бесплатным и безочередным, на 1, 3 или 5 дней. Оптимальным, на мой взгляд, является трёхдневная, но разок, ради спортивного интереса брали однодневную, посетив по ней 8 объектов, но это уже экстрим.
    Не откажем себе в удовольствии полюбоваться Триумфальной аркой, возведена по личному распоряжению Наполеона, которое он сделал после победы под Аустерлицем (1806г.). Бедняга так и не дождался окончания строительства (1836г.). Свою новоиспечённую супругу Марию-Луизу Наполеон триумфально провёз через наскоро сооружённый муляж в 1810, сам же проехал под настоящей и законченной, но в гробу и в 1840. Арка богато украшена барельефами, самый знаменитый - правый со стороны Елисейских полей работы скульптора Рюда «Выступление волонтёров», более известный под именем «Марсельеза». На стенах выгравированы названия 128 сражений-побед французской армии, есть там и Бородино. Уже в двадцатом веке под аркой были погребены останки неизвестного солдата (1921 год) и зажжён вечный огонь в память о погибших в Первой Мировой. Внутри небольшой музейчик, главное его достоинство в том, что посещение позволяет забраться на крышу арки и с высоты 50 метров обозревать Париж. Вид не уступит тому, что открывается с Эйфелевой башни. На арку посоветовал бы забраться дважды - утром и вечером, чтобы иметь возможность насладиться видом как при естественном, так и при ночном освещении.
    Идём прямо, никуда не сворачивая, ну разве повернём голову на расположенные справа Большойи Малый Елисейские дворцы, возведённые ко всемирной выставке 1900 года в стиле боз-ар, да полюбуемся видом Дома Инвалидов, что в той же стороне через мост Александра третьего. Ещё немного усилий, и мы на самой большой площади Парижа Конкорд (Согласие), это и есть, по утверждению Андре Моруа, одно из сердец Парижа, хотя можно было Конкорд назвать и головой, уж больно много их тут слетело с плеч и каких голов! Именно тут во времена Великой французской революции работала без устали гильотина, но французам хватило мудрости, хоть и не сразу, если не забыть, то понять и простить, примирится и прийти, как и шатающимся тут туристам, к Согласию. Кстати, до Великой Французской эта площадь носила имя Людовика 15, на ней же обезглавили для начала Людовика 16 и жену его Марию-Антуанетту, а уже потом идеологов террора Дантона и Робеспьера. Сегодня тут радуют глаз два фонтана, которые так любят новобрачные, и обелиск из Луксора между ними, дар египетского паши Мохаммеда Али. Повернув голову налево, можно увидеть церковь Мадлен (Марии Магдалины), выполненную в форме классического греческого храма, строившуюся почти столетие и завершённую в первой половине девятнадцатого века (1842г.). Посмотрев направо в сторону Сены, уже нельзя не заметить главный символ Парижа Эйфелеву башню. А прямо раскинулся сад Тюильри, отделяющий нас от Лувра. Разбит ещё Екатериной Медичи в середине шестнадцатого века. Внутри сада, кроме всего прочего, скрывается небольшая, в сравнении с Триумфальной, арка Карузель, возведённая «по мотивам» римской арки Константина по приказу всё того же Наполеона в ознаменование его императорских побед в 1806-1808 годах. Для ещё большего подчёркивания «итальянских мотивов» увенчали арку квадригой коней с венецианского собора Сан-Марко, вывезенную из вассального тогда Итальянского королевства. Король Италии не возражал, поскольку одновременно являлся ещё и императором Франции. Конечно, красть нехорошо, но Бонапарт просто экспроприировал экспроприаторов. Эту многострадальную квадригу венецианцы в своё время, а было время четвёртого крестового похода, умыкнули из Константинополя, там она украшала ипподром. После разгрома Наполеона при Ватерлоо и реставрации Бурбонов в 1815 году коней вернули в Венецию, а на арку Карузель водрузили конную композицию французской работы, аллегорически олицетворяющую триумф Бурбонов в лице Людовика 18.
    От арки уже до Лувра рукой подать, обходим его справа по набережной и по самому старому из сохранившихся парижских мостов, называемому новым - Pont Neuf на остров Сите. Его самая западная часть, та, что от моста по ходу справа, то самое место, где когда-то, тогда это был отдельный островок, сожгли двадцать третьего, было это в пятницу триннадцатого, и последнего магистра ордена тамплиеров Жака де Моле по приказу Филиппа Красивого, не желавшего платить по набранным сверх меры кредитам. Примерно там же сегодня стоит конная статуя Генриха 4 Наваррского того, кто выменял Париж на мессу, мужа королевы Марго, первого французского короля из династии Бурбонов, поскольку правившие до него Валуа странным образом сгинули, как утверждает легенда, не без помощипомянутого Жака де Моле, проклявшего их перед смертью. Историки говорят, что Сите, откуда и пошёл расти вширь Париж, был заселён ещё в античные времена кельтским племенем паризиев. Побыв некоторое время римской Лютецией, Париж получил своё название и столичный статус при франкском короле Хлодвиге 1 Меровинге в начале шестого века. Чуть позже на Сите при Хильдеберте 1 была построена первая христианская церковь. К началу девятого века тут реконструировали во дворец для правящего тогда Роберта 2 Капетинга обветшавшее за годы жилище Хлодвига. Дворец этот оставался королевской резиденцией вплоть до 14 века. Дворец или скорее Замок неоднократно достраивался и перестраивался, а когда Карл 5 переезжал оттуда в Лувр, замок достался простому консьержу. Сегодня он так и называется Консьержери. Вид у Консьержери впечатляющий – круглые башни под островерхими крышами, типичный средневековый замок, но любоваться его видом лучше с противоположного правого берега Сены или с Моста Менял, следующего за Новым. Основательность постройки и толстые стены, которые не дают не только пробраться в замок извне, но и выбраться наружу, способствовали превращению в 1391 году замка в официальную тюрьму. Великая французская революция, воевавшая с тиранами и тюрьмами, разрушила Бастилию, но не тронула Консьержери, а куда бы она потом девала всех недовольных. Тут, в частности, нашла свой последний приют Мария-Антуанетта. Говорят, она не сомкнула глаз в ночь перед казнью, штопала свой туалет, делала причёску, чтобы предстать перед палачами в царском величии и великолепии. Робеспьер, попавший сюда несколько позднее, держался не так уверенно. Сегодня в Консьержери музей. Формально замок является частью Дворца Правосудия. С легендарных времён сохранилась ещё одна его часть – часовня, точнее капелла Сент-Шапель, готическое чудо, возведённое Людовиком 9 Святым в 1242—1248 для хранения святой реликвии - Тернового венца Спасителя, добытого при разграблении в период крестового похода Константинополя. Нет, сам Людовик, он же святой, ничего не грабил, Венец он купил у венецианцевв ломбарде, куда его заложил Болдуин 2, причём обошёлся Венец втрое дороже постройки капеллы. Позже коллекция Сент-Шапель пополнилась и другими экспонатами, среди которых фрагмент Креста Спасителя, вместе с одним из гвоздей и Копье Судьбы. Во времена французской революции здание пострадало, как и коллекция. В частности был сломан шпиль, сняты витражи, главное чудо часовни, частью проданы, частью уничтожены. Те, что были проданы, разбрелись по свету, сейчас их можно встретить в музеях Лондона, Филадельфии и, разумеется, Парижа (музей Клюни). Копьё Судьбы вроде бы сгинуло, но не страшно, в мире есть ещё несколько артефактов с тем же названием. А вот Терновый Венец сохранился, сегодня он находится в целости и сохранности в Парижском Нотр Дам и выносится для поклонения в первую пятницу каждого месяца, и вкаждую пятницу великого поста в три часа дня. Мы что-то слишком долго задержались у Сент-Шапель, поэтому, не теряя ни минуты, направимся, ускоряя шаг к первому и, наверное, главному сердцу Парижа собору Нотр-Дам-де-Пари. Построен, так считают археологи, на намоленном месте, где прежде, сменяя друг друга, стояли четыре храма: Юпитера, меровингская базилика, каролингский собор и романский кафедральный, который был разрушен до основанья, а затем, как в известной песне, из его камней был фундамент Нотр-Дам построен, который и стал для парижских католиков всем. Строился собор почти двести лет (1163 – 1345), заказчиком выступил Людовик 7. Здесь отслужил благодарственный молебен за изгнание англичан с тем же номером Карл, сподвижник Жанны Д`Арк, здесь сочетались браком Генрих 4 и королева Марго. Стоит сразу сказать, что Нотр-Дам-де-Пари находится «в тени» своих более знаменитых французских братьев Реймского, Амьенского и Шартрского соборов и не причисляется искусствоведами к эталонам «чистой готики». Виной тому потери, понесённые во времена Великой Французской и последующая сильная реставрация. Поговаривают, что знаменитые химеры, не путать с гаргулиями, – новодел девятнадцатого века, так же как и большинство витражей. Ещё одно чёрное дело революции, тогда собор назывался Храмом Разума, уничтожение Аркады Королей – 28 статуй библейских царей древней Иудеи. Сегодня они все на месте и, если особо не привередничать, можно спокойно наслаждаться открывающимися глазу видами и образами. Собор нужно обойти, в него войти, и, если в кармане музейная карта, забраться на крышу, чтобы увидеть лучшую, судя по многочисленным открыткам, сделанным с этого места, панораму старого Парижа.
    Если ещё остались силы и ничего не предвещает приближения приступа синдрома Стендаля можно свернуть налево и выйти к самому, на мой взгляд и вкус, изысканному зданию Парижа, Отелю де Виль (ратуше), хотя, наверное, логичнее подходить к нему по улице Риволи, это можно было сделать, обогнув Лувр слева, а не справа, тогда Отель де Виль будет открываться постепенно, а какая там подсветка вечером! Кстати, площадь перед зданием, где сегодня изобилие фонтанов, та самая Гревская, где должны были казнить Жофрея де Пейрака, мужа прекрасной Анжелики. Казни в средневековом Париже неизменно привлекали толпу зевак. Ещё бы, это вам не уныло-однообразное гильотинирование французской революции, на Гревской площади простолюдинов вешали, дворянам рубили голову, разбойников колесовали, ведьм и еретиков жгли, а фальшивомонетчиков варили заживо, в общем – зрелища на любой вкус.От средневековых ужасов перенесёмся во времени и пространстве. Вторую прогулку посвятим Монмартру, самый, во многих отношениях, выдающийся объект – Базилика Сакре-Кер (святое сердце). Построена в самой высокой точке Парижа в византийском стиле и посвящена жертвам франко-прусской войны. Деньги на храм собирали по общественной подписке, сдан был объект, судьба иронична и любит заставлять делать работу над ошибками, в год начала новой гораздо более страшной войны в 1914. Лестница перед собором, или скорее, если идти с Монмартра, за ним – прекрасная смотровая площадка, её уже давно облюбовали уличные музыканты и торговцы, там всегда шумно и многолюдно. Базилика Сакре-Кер самая большая достопримечательность Монмартра, а расположенная рядом крохотная площадь Тертр (du Tertre) – самая посещаемая, ибо хранит память и заветы обитавших здесь Ренуара, Писсарро, Ван Гога, Тулуз-Лотрека, Утрилло, Руссо, Сезанна, Синьяка, Сёра, Пикассо, Брака, Модильяни. Сегодня площадь заполняют своими мольбертами менее удачливые их продолжатели, а лавчонки вокруг вовсю торгуют репродукциями помянутых знаменитостей. Более утончённым и преданным ценителям прославленных парижских художников можно посоветовать посетить ресторанчик, вернее кабаре «Проворный кролик» (Le Lapin Agile), помнящий голодную юность будущих мэтров, столовавшихся там в долг, платящих своими работами, или налегающих на дармовую похлёбку. Рядом с кабаре – дом-общежитие или, говоря более по-французски, коммуна Le Bateau-Lavoir (корабль-прачечная), где проживали в дни своей безвестности Пикассо, Модильяни, Кес ван Донген с друзьями, к которым захаживали в гости, среди прочих, Гийом Апполинер, Жорж Брак, Анри Матисс, Жан Кокто, Гертруда Стайн. Петляя по извилистым монмартрским улицам, можно набрести, нужно подниматься в гору по Rue Lepic, на одну из многочисленных когда-то здесь мельниц, я о кабаре Мулен де ла Галет с натуральной, в отличие от Мулен Руж, мельницей. Место это увековечил Ренуар в своём Бале, правда, сделав акцент на людей, а не на здания. В конце прогулки помянем ещё несколько знаменитостей обитавших в этом районе, это, во-первых, Далида, ушедшая по своей воле из жизни в 87 году. У её дома, на площади её имени установлен её блестящий от рук то ли туристов, то ли извращенцев, и тех и других на Монмартре в избытке, бюст, гордо возвышающаяся над бюстом голова не так обласкана вниманием. Во-вторых, скажем о памятнике, сооружённом на деньги Жана Марэ, «Человек, проходящий сквозь стену», посвящён здешнему автору одноимённого произведения Марселю Эме, похороненному неподалёку на Монмартрском кладбище в компании с Александром Дюма сыном, Стендалем, Эдгаром Дега, Гектором Берлиозом, Полиной Виардо. Можно навестить, это недалеко, но не будем нарушать покой усопших, так же как не будем спускаться с холма к Мулен Руж, Плас Пигаль, бульвару Рошешуар, там гораздо лучше прогуляться вечером.Поскольку до этого момента мы ходили исключительно, Сите не в счёт, по правому берегу Сены, третью прогулку посвятим берегу левому. Выйдем из метро на Сите, бросим ещё один взгляд на Нотр Дам, пройдёмся вдоль набережной, чтобы поглазеть на сокровища парижских букинистов и на левый берег в объятия Латинского квартала. Центр квартала - один из старейших европейских университетов Сорбонна. Отсюда и название квартала, язык средневековой науки, латынь, – звено, связующее студентов из разных стран и весей. Имя университету дал духовник Людовика 9 Робер де Сорбон, основавший тут богословский колледж. Сегодня Сорбонна это 13 высших учебных заведений. Чтобы поминутно не заглядывать в карту, сверяясь с названиями улиц, курс будем держать на возвышающее над остальными здание Пантеона, напоминающее Лондонский собор Святого Павла или Вашингтонский Капитолий, выполненное в зрелом классическом стиле. Здание возведено по наказу Людовика 15 во исполнение данного им в бреду обещания Святой Женевьеве построить её имени церковь в случае успешного выздоровления. Церковью Святой Женевьевы здание пробыло недолго, нагрянувшая некстати французская революция выкинула и сожгла хранившиеся тут мощи Покровительницы Парижа, а взамен, природа не терпит пустоты, в подземных галереях захоронили новых святых: Вольтера, Мирабо и Марата. Правда, Марата, как и Мирабо, меньше чем через год из Пантеона вынесли, боже, ну почему везде одно и тоже, а Вольтер и по сей день занимает отдельную келью, при желании можно посетить, деятели менее значительные заселены более плотно. Позже, во времена Наполеона 1 и Людовика 18, Пантеон вновь превращался в Церковь Святой Женевьевы, но революция 1830 уже окончательно закрепила за зданием его нынешний статус. И нужно отметить, что Пантеон даже внёс свою скромную лепту в борьбе с религиозным мракобесием, в нем по инициативе Луи Бонапарта (Наполеона 3) демонстрировали эксперимент с маятником Фуко, неопровержимо доказывающим вращение Земли. От Пантеона по Rue Soufflot можно выйти прямо к Люксембургскому саду, а можно, отклонившись чуть вправо, осмотреть здание лицея Людовика Великого (14), а рядом с ним и духовный центр Сорбонны – бывшую часовню Святой Урсулы Сорбонской, первый, между прочим, купольный храм (1642) в Париже, после отделения в 1905 церкви от государства приспособленный под торжественные приёмы и выставки. А вот уже и самый знаменитый парижский сад. Возникновением Люксембургский сад обязан Марии Медичи, второй жене Генриха 4 и матери Людовика 13, тосковавшей по родной Флоренции. Источники пишут, что Люксембургский дворец, вокруг которого и разбит сад, напоминал Марии Медичи дворец Питти, честно говоря, сходство весьма отдалённое, а вот сады Боболи вполне могли натолкнуть королеву на идею разбить вокруг дворца в итальянском стиле парк. Название Люксембургский сад и дворец получили от покойного герцога Пине из рода Люксембургов, на месте усадьбы которого и были сооружены. Чтобы обустроить дворец, Мария Медичи заказала Рубенсу аж 24 картины из своей жизни, но надолго поселиться во дворце Марии так и не удалось, подросший Людовик 13 удалил её из Парижа в Блуа. С 1750 года дворец стал общедоступным музеем (первым в Париже), к Рубенсу добавился Рафаэль и ещё ряд полотен из королевской коллекции. Позже все эти работы отправились в Лувр, а Люксембургский дворец стал в 1818 году «музеем ныне живущих художников», именно там первоначально висели работы импрессионистов, демонстрируемые ныне в д`Орсе. Сегодня в Люксембургском дворце заседает Французский Сенат, а Люксембургский сад открыт для всех желающих, популярен, достаточно многолюден. Регулярные дорожки, клумбы, террасы, каменные вазы с цветами, пальмы в кадках, жёсткие скамейки и стулья и, разумеется, статуи. Одна из них – Статуя Свободы, авторская двухметровая копия (а может и оригинал) знаменитой скульптуры Бартольди. Из Люксембургского сада возьмём курс на север, чтобы осмотреть церковь Сен-Сюльпис, названную в честь архиепископа времён Меровингов (7 век). Первый камень, видимо отмаливая свои «бэкенгемские грехи», заложила Анна Австрийская. Строительство продолжалось порядка 130 лет, церковь пострадала в период франко-прусской войны, там сочетался браком Виктор Гюго, но самую большую рекламу Сен-Сюльпис сделал Дэн Браун в своём Коде да Винчи. А всё благодаря небольшой вмурованной в каменной пол медной табличке – Линии Розы, указателя север-юг нулевого парижского меридиана, функцию которого позже стал выполнять Гринвич. Точно следуя по Лини Розы, пересекаем бульвар Сен-Жермен, чтобы осмотреть самую старую из сохранившихся парижских церквей Сен-Жермен-де-Пре. По сравнению с остальными, более поздними культовыми строениями, Сен-Жермен-де-Пре простовата, грубовата – романский стиль без готических, а тем более барочных изысков, но основательна. Получила своё имя от парижского епископа шестого века. Колокольню и неф церкви относят к более поздним временам (11век). Отметим, что тут похоронен Рене Декарт. Революционный конвент в своё время планировал перенести его прах в Пантеон, но прошло более двухсот лет, а воз, то есть Декарт и ныне там. От Сен-Жермен-де-Пре нам предстоит марш-бросок на запад к собору Инвалидов. Путь неблизкий, можно где-нибудь по дороге и перекусить. Помню, бродил в этих местах, почувствовал голод, пошёл на запах еды, но попавшаяся навстречу стайка француженок, дыша духами и туманами, полностью меня дезориентировала, и след был потерян. Есть также большой соблазн посетить расположенный по пути музей Родена, зайдёт туда читатель или нет, оставляем на его совести, а в своём повествовании отведём музеям отдельное место. Ну вот мы и у Собора Инвалидов. Строительство комплекса было начато по приказу Людовика 14, задумавшего создать государственную богадельню для ветеранов своей армии. Построенный в рекордные сроки Дом Инвалидов своих первых постояльцев принял уже в 1674 году. Собор строился не так спешно и распахнул свои двери лишь в 1706. Незаметно для собора минуло столетье, и вот в наступившем 1804 Наполеон Бонапарт вручает здесь своим офицерам первые ордена Почётного легиона. Здесь же и он же, спустя треть столетия, поселяется навечно. Наполеон для Франции тоже, что Ленин для России, оно и немудрено, уж больно похожи – оба маленькие, картавые и покоятся в амбициозных усыпальницах из одного и того же материала – малинового карельского кварцита, ошибочно именуемого порфиром.
    _«Лежит на нем камень тяжелый,
    _Чтоб встать он из гроба не мог».
    _Когда–то за посещение могилы Наполеона брали отдельную плату, как сейчас помню - 35 франков (примерно 7 долларов), сегодня это можно сделать по музейной карте. Бонапарт мечтал основать правящую династию,
    _… «Но в цвете надежды и силы
    _Угас его царственный сын,
    _И долго, его поджидая»,
    _лежит «император один».
    Одному Императору пришлось пролежать ровно, ну чем не сказка Перро, век. В 1940 по приказу Гитлера, из песни слова не выкинешь, останки Римского короля, герцога Рейхштадтского были перенесены из Вены и захоронены рядом с отцом. В примыкающих к собору зданиях Дома Инвалидов сегодня музеи, довольно любопытен музей Армии с богатейшей коллекцией доспехов и оружия всех времён и народов. Рядом с комплексом Дома инвалидов его младший, чуть менее броский и чуть более утончённый брат - комплекс Военной школы. Основана школа Людовиком 15 при поддержке (и школы, и Людовика) маркизой де Помпадур с целью дать небогатым дворянам возможность «учиться военному делу настоящим образом». На сколько обучение отвечало задуманному, мы можем судить по выпускнику школы Наполеону Бонапарту, превзошедшему все науки за год вместо положенных двух. Сегодня комплекс принадлежит Военной академии Франции. Парадным фасадом школа выходит на авеню de Lowendal, а своей задней частью, которую многие туристы принимают за парадный фасад, на Марсово поле, отделяющее моих читателей от Эйфелевой башни.
    История башни общеизвестна, возводилась, символизируя прогресс, как входная арка Всемирной выставки 1889 года (столетие Великой Французской). Кстати, проект арки Густава Эйфеля оказался не единственным на объявленном конкурсе, было, например, предложение вместо башни возвести гигантскую гильотину. Башня была возведена в течение двух лет, стоило возведение почти 8 миллионов франков. Уж не знаю каким образом, но затраты почти окупились уже в период работы Выставки, видимо поэтому Башню, не смотря на многочисленные протесты интеллигенции, среди активистов Дюма сын, Ги де Мопассан, Шарль Гуно, так и не снесли, а тут, как раз вовремя, подоспело изобретение радио, и Башня стала гигантской антенной. Несколько технических деталей – высота 300 м, до 1930 года высочайшее сооружение мира, масса свыше семи тысяч тонн, из коих одной антикоррозийной краски 57. Сегодня Эйфелева башня самый посещаемый платный туристический объект в мире и самый фотографируемый. Помню, собираясь в свой первый вояж в Париж, на пирушке, организованной по этому поводу, заявил, вспомнив незабвенных и неуловимых мстителей, что не буду платить за подъём на эскалаторе, а с криком «господа, русский самоубийца, всего за 4 франка поднимется по лестнице на любую площадку» заберусь так. Прибыв на место, разумеется, поднялся на лифте на вторую площадку и спустился по лестнице на первую, обнаружив, что из-за принятых мер безопасности (защитная сетка) нельзя не только рухнуть вниз, пройдя по всему парапету, но даже и плюнуть вниз «на головы беспечных парижан». Моя жена проявила известную независимость от чужого мнения и подниматься на Башню не стала, у творения Эйфеля мы оказались уже порядком уставшими и в хвосте большой очереди, заявив, что Париж стоит мессы, а Эйфелева башня очереди нет. На Башню жена попала лишь, когда мы взяли в путешествие по Парижу дочь, которая заявила, (что взять, подросток – твори, выдумывай, пробуй) первым делом мы отправимся к Эйфелевой башне и поднимемся обязательно на самую верхнюю площадку. Не знаю, нужно ли пояснять читателю, что фотографироваться на фоне Башни необходимо на противоположном берегу Сены на площади Трокадеро. Перейдёт ли читатель по Йенскому мосту (назван не в честь японской валюты, а наполеоновской битвы с прусаками), хватит ли у него сил подняться вверх ко дворцу Шайо и всласть нафотографироваться, не знаю, но в любом случае умываю руки и эту прогулку по Парижу заканчиваю.
    Помянув в самом начале повествования о трёх сердцах Парижа и ознакомив с двумя из них, Сакре-Кер в список не входит, о третьем я как-то умолчал, так давайте восполним этот пробел и отправимся к нему. По утверждению Моруа это Здание Оперы или просто Опера или Гранд-Опера с ударением на последнем слоге, которую, последнее время, чтобы не путать с Оперой Бастилии, открытой в 1989 году, всё чаще называют по имени архитектора Оперой Гарнье. Итак, мы на площади Оперы перед массивным пряничным домиком это и есть творение Шарля Гарнье, выполненное в правившем тогда вместе с Наполеоном третьим стиле архитектуры боз-ар (beaux-arts), буквально «изящное искусство», эклектичный ответ Парижской школы на реваншизм неоготики. Интересна история постройки здания, после покушение на Наполеона 3 в здании «старой оперы», отделавшийся испугом император заявил, что он больше туда ни ногой. Пришлось строить новое здание в новом месте. Опера любопытна не только снаружи, но и внутри, главным образом благодаря плафону в театральном зале, расписанном в 1964 году Марком Шагалом. Не знаю, нужно ли напомнить читателю ещё несколько имен его великих соотечественников, связанных с этим местом. Сюда привозил Дягилев свою труппу на Русские сезоны, здесь Нуриев получил статус невозвращенца и какое-то время возглавлял балетную труппу театра. Наша следующая остановка на Вандомской площади, но, может быть, дадим дамам время посетить главные здания гигантов универсальной торговли Galeries Lafayette и Printemps на бульваре Осман, мы совсем рядом. А пока дамы бегают за покупками, поговорим с интересующимися об этом могильщике средневекового Парижа и творце Парижа имперского, бароне Жорже Эжене Османе. Став в 1853 году по распоряжению Наполеона 3 парижским префектом, развил бурную деятельность, перестроив чуть не половину, 60%, если быть более точным, Парижа. Он удлинил и расширил Большие бульвары, спроектированные при Людовике 14, проложил ряд новых, в частности Севастопольский, продолжил созданную Наполеоном 1 Риволи, сделав её самой длинной в Париже, сформировал Площадь Звезды, наломал дров, точнее старых домов на Сите, добавил сердцам Парижа пару лёгких - Булонский и Винсенский лес. Возможно, где-то он и перегнул палку, и нам безумно жаль исчезнувший почти полностью Париж д`Артаньяна, королевы Марго, Филиппа Красивого и тамплиеров, но не разбив яиц, яичницу не приготовить. Не грусти, читатель, яичница получилась знатная, пошли пробовать. Пересекаем бульвар Капуцинок, ещё несколько шагов и мы на самой изящной площади в мире. Подойдём к её центру – Вандомской колонне. Её заказал Наполеон, разумеется, в ознаменование своих великих побед, ну никак не мог уняться, взяв образцом древнеримскую колонну Траяна. По легенде колонна отлита из пушек, взятых у русских и австрияков в сражениях под Ульмом и Аустерлицем. На самом деле колонна каменная, а пушечной бронзой облицована только снаружи, увенчана бронзовой статуей Наполеона в виде римского императора в тоге и лавровом венце. Вообще, площадь была спроектирована ещё во времена короля-солнца Людовика и на месте Вандомской колонны стояла ровно сто лет, день в день, его статуя, поэтому естественно, что в 1814 после взятия Парижа войсками коалиции, статую Наполеона сняли, переплавили в Генриха 4, ну как не поверить в переселение душ, и установили у Нового моста. После июльской революции 1830 года Луи Филипп приказал отлить и водрузить новую статую Наполеона более привычного вида, «на нём треугольная шляпа и серый походный сюртук». В 1863 Наполеон 3, опасаясь за сохранность статуи, велел заменить её копией, а оригинал упрятал в Дом Инвалидов. Парижская коммуна, посовещавшись, решила колонну, как памятник варварству, разрушить. И в 1871 при огромном стечении народа, радуйся Железный Феликс, ты не одинок, колонну варварски повалили. После падения Коммуны колонну восстановили, статуя, бывшая на ней, куда-то делась, и немудрено, поэтому отлили новую, вернувшись к первоначальному образу. Нам осталось добавить, что опоясывают площадь, делая её геометрически безупречной, пара зданий в стиле классицизма архитектора Жюля Ардуэн-Мансара, творца Дома Инвалидов. После смерти Людовика здания отошли его близким родственникам де Вандомам де Бофорам де Бурбонам. Сегодня в одном из зданий, во втором бутики, отель Риц, принадлежащий Мохаммеду аль-Файеду, несостоявшемуся свёкру принцессы Дианы. Риц помнит Марселя Пруста, Чарли Чаплина, Эрнеста Хемингуэя и Коко Шанель. От Вандомской площади движемся в сторону Лувра до пересечения с улицей Риволи. Поскольку улица проектировалась во времена Наполеона, названа она в честь очередной его победы, точнее одной из первых, в 1797 году в Итальянской кампании. Тут рядом в тихом месте небольшой, но блестящий (золотом) памятник Жанне д`Арк. По Риволи идём в сторону Отеля де Виль, и по левой стороне напротив Лувра обозреваем Пале-Рояль. Не смотря на название «королевский дворец», так бывает, изначально здание предназначалось кардиналу Ришелье, а уже после его смерти и смерти тринадцатого Людовика сюда переехала Анна Австрийская со своим сыном юным Людовиком 14. Спустя какое-то время (двадцать лет по хронологии А.Дюма), в Пале-Рояль подселился и Мазарини. Спустя ещё десять лет, когда Людовик 14 возмужал и стал управлять государством лично, он переехал в Лувр, а в Пале-Рояль «заточил» своего родного брата Филиппа, которого с натяжкой можно назвать одним из прототипов Железной маски, сюда же поселил, дворец вместительный, и свою фаворитку Луизу де Лавальер, ещё одну героиню «Виконта де Бражелона». По французской табели о рангах второму сыну короля или его младшему брату присваивается титул Герцога Орлеанского и дворец становится резиденцией носителя титула. Тут французская революция и застала очередного герцога Орлеанского Луи Филиппа 2, кстати, именно он разбил перед дворцом неплохой цветник. Прикинув что к чему, Луи Филипп решил примкнуть к революции и даже взял себе новое громкое имя Герцог Эгалите (равенство), но дни закончил, ровно как и большинство революционеров, на гильотине. Во времена Парижской коммуны дворец сгорел, вновь был отстроен и отдан под гос.учреждения.
    Движемся по Риволи дальше, проходя у стен Лувра, о нём у нас ещё будет время поговорить, а пока обратим своё внимание на расположенную сразу за Лувром церковь Сен-Жермен л’Осеруа, сохранившийся после османизации прекрасный образчик поздней, «пламенеющей» готики, с самой выдающейся, по мнению специалистов, витражной розой над входом. Эта церковь примечательна также тем, что в Варфоломеевскую ночь сыграла роль Крейсера Авроры, подала сигнал своими колоколами к началу резни. Чтобы не уходить в своём путешествии далеко по времени, обратим внимание на башню Святого Жака (Tour Saint-Jacques), она на некотором расстоянии по той же стороне улицы, ещё один прекрасный образчик того же архитектурного стиля. Башня – всё, что осталось от церкви, построенной на деньги местных мясников Сен-Жак-ла-Бушери. Именно отсюда начинался поход французских паломников по пути Святого Якова к его могиле в испанской Сантьяго-де-Компостела. Ещё одна легенда этого места – захоронение известного алхимика Николя Фламеля, того, кто синтезировал философский камень для Гарри Поттера. Так вот, прожив подозрительно долгую для того времени жизнь 88 лет, он, завещав всё имущество церкви, в 1418 умирает, но, видимо, не весь… «душа в заветной лире и прах переживет и тленья убежит» поскольку через триста с лишком лет его начинают периодически встречать в Парижской Опере. Так или иначе, прерванные Николой научные исследования продолжили другие. В 1648 на башню Сен-Жак для проведения опытов с атмосферным давлением влез-блез один Паскаль, что и послужило причиной введения в системе Си соответствующей единицы измерения, напомним, что один Паскаль равен одному Ньютону на метр квадратный.
    Бросив ещё один восхищённый взгляд на Отель де Виль, следуем по Риволи дальше. Бегло осматриваем возникшую прямо по курсу церковь Сен-Поль-Сен-Луи, заложенную для ордена Иезуитов в середине семнадцатого века Людовиком 13 на пару с Ришелье, он же лично и первый молебен там отслужил, а Людовик, так же как и его сын Король-Солнце, оставил тут своё сердце, в прямом, а не в фигуральном смысле. Разумеется, во времена Французской революции сердца королей, в любом смысле, были разбиты. От собора движемся к площади Вогезов. Обычно эту площадь называют прародительницей более амбициозной Вандомской. Наша старушка разбита и застроена по указу Генриха 4 на месте, где получил смертельную рану на рыцарском турнире Генрих 2, что якобы было предсказано Нострадамусом. Краснокаменные здания с характерными высокими крышами окружают со всех сторон идеальный квадрат стороною 140 метров. Тут гуляли свадьбу Людовик 13 и Анна Австрийская, в домах, окружающих площадь, проживали Гюго, Доде, Готье. До 1799 площадь называлась Королевской, но поменяла имя, чтобы поощрить жителей соответствующего департамента, щедро раскошелившихся на содержание революционной армии. Раз речь зашла о революции сделаем буквально пару шагов, чтобы посетить площадь Бастилии. Именно тут находился оплот абсолютизма и тирании Бастилия. В начале означавшая просто «башня» (бастион) Бастилия возникла ещё в начале четырнадцатого века, потом стала достраиваться и расширяться, пока не превратилась в укреплённый замок, где короли и знать вполне могли пересидеть лихолетье народных бунтов. В спокойные времена, чтобы крепость не пустовала, часть помещений использовали для заточения преступников. И первым отмотал тут свой четверик её архитектор Гуго Обрио, пострадавший от средневекового антисемитизма. Систематически как тюрьму использовать Бастилию стал Людовик 11, заточая туда своих врагов без суда и следствия. Посетил Бастилию в качестве узников ещё ряд известных персонажей: Граф Калиостро, Маркиз де Сад, Монтень, Вольтер, Бомарше и благодетель графа Монте-Кристо Аббат Фария, реальный а не вымышленный. 14 июля 1789 в тюрьме народов находилось ни много, ни мало – 7 узников, из которых один убийца, двое сумасшедших, советский опыт подсказывает, что, возможно, это и были политические заключённые, и четыре фальшивомонетчика. Взбудораженные речью Демулена в Пале-Рояле революционные массы пошли (практически нашим маршрутом) и разрушили Бастилию, в отличие от мира насилия, до основания, камня на камне от здания не оставили, а использовали для строительства моста Конкорд. Прораб перестройки Пьер-Франсуа Паллой на образовавшемся пустыре оставил табличку с пророчеством, сбывшимся лишь наполовину, «Здесь танцуют, и всё будет хорошо». Сегодня границы крепости обведены траурной рамкой из камня. Во времена Наполеона Бонапарта для придания площади большего архитектурного изящества, в самом центре в ознаменование и увековечивание египетского похода было решено (Наполеоном) сделать бронзовый фонтан в форме гигантского слона. Однако, непрерывно воюющей стране бронза была нужна для других, более важных дел, и вместо бронзового на площади в 1813 году появился слон деревянно-гипсовый. Это в нём, кроме полчища крыс, какое-то время жил Гаврош Виктора Гюго. Гипс – материал недолговечный, и обветшавшего слона в 1842 году убрали с глаз, а на его постамент водрузили Июльскую колонну, увековечившую славные деньки Июльской революции 1830. Завершить этот наш маршрут было бы логично на Площади Республики. Добраться туда можно двумя способами: либо большими бульварами (Бомарше, дэ Фий-дю-Кальвер, дюТампль), либо плутая по улочкам квартала Марэ, благополучно избежавшего градостроительной горячки барона Османа. Прежде чем заставить читателя сражаться с дилеммой, расскажем о Площади Республики, чтобы он сам решил – стоит ли вообще туда ходить. Эта площадь - детище уже столько раз помянутого Османа, которую барон предполагал использовать, время было тревожное, для занятия строевой подготовкой. Девятнадцатый век, пожалуй, самый неспокойный в истории Франции. Республика, Империя, Королевство лихорадочно меняли друг друга, бывало, в их спор вмешивалась и Оккупация. К концу века (1870), наконец, победила (с третьего раза) Республика. По этому случаю в 1880 её бронзовую в аллегорической форме и водрузили на пьедестал в центре одноимённой площади. Чуть пониже расположились её названные сёстры: Свобода, Равенство и Братство, а Республика то ли просто над ними возвышается, то ли цинично их попирает. В дни террористических угроз и других потрясений Площадь Республики – место проведения митингов и демонстраций, в спокойное время тут на лавочках или у фонтана отдыхают парижане, играют музыканты. А теперь поговорим о квартале Марэ, одной из границ которого является площадь республики. Марэ по-французски значит болото, тут оно и было, правда, довольно давно. Первыми этот район стали осваивать тамплиеры, осушив болота и воздвигнув легендарный Тампль, начинался тринадцатый век. Вынужденные убраться из Палестины тамплиеры переключились с военной деятельности на финансовую, быстро богатели, что не нравилось их главному должнику Железному Филиппу 4, который орден разогнал при помощи карманного авиньонского папы Климента 5, обезглавил, а Тампль отобрал. Природа не терпит пустоты, и бремя рискованных финансовых операций с сопутствующей ненавистью окружающих после исчезнувших тамплиеров взвалили на себя расположившиеся здесь же евреи, за что и были много раз битыми. Тампль исполнял попеременно обязанности тюрьмы и дворца. Здесь томился перед смертью последний магистр тамплиеров Жак де Моле, а спустя четыреста с лишним лет Людовик 16, сын его малолетний Людовик 17 тут и умер. По приказу Наполеона, дабы не пробуждать тяжёлые воспоминания, Тампль снесли, сегодня о нём и месте его расположения напоминает название станции метро и улица, выходящая к площади Республики. В семнадцатом веке юг квартала облюбовала знать, застроив квартал сохранившимися до сих пор очаровательными особняками. Сегодня там музеи, в Отеле Субиз Музей истории Франции, в Карнавале Музей истории Парижа, в особняке Сале – музей Пикассо. Ещё одним магнитом туристического притяжения является расположенное в соседнем квартале Бобур авангардное здание шиворот-навыворот Центра Помпиду, вознёсшееся главою непокорной в 1977 выше окружающих его исторических зданий, а потому прекрасное место обозреть не порченный новоделами Париж, спешите, новые Мопассаны, представляет собой крыша Центра, именуемого парижанами запросто Бобуром. Гуляя по улочкам Марэ и Бобура можно увидеть дома, украшенные флагами всех цветов радуги. В 21 веке евреев тут сменили новые «отверженные», а точнее приверженные однополой любви и, бог знает, каких ещё глупостей.
    Раз пошла у нас такая тема, давайте её продолжим. Мы познакомились с сердцами Парижа, поговорили о его главах–головах, прошлись по его рукам-ногам большим бульварам, помянули его лёгкие, пора бы уже потрогать город и за гениталии. Их, по моим прикидкам, у Парижа парочка, не будем делать вслед за Моруа из города монстра. Это, во-первых, place Pigalle, а для тех, кто любит погорячее, - улица Сен-Дени. Если Пигаль место скорее туристическое с многочисленными секс-шопами, стриптиз-барами и эро-театрами, где только сейчас и только для вас билеты с пятидесятипроцентной скидкой, то на Сен-Дени всё натуральное и дамочки, и сутенёры, и неприятности, если вдруг начнёте снимать, в смысле на камеру, а не то, что вы подумали. На Сен-Дени поглазеть на Фаворитов Луны ходили с женой, в Тулу да со своим пряником, примерно часов в 10 вечера, было слегка жутковато, нравы жестче, чем в Амстердамских красных фонарях, но ничего плохого не случилось. А вот на Пигаль, оставив в отеле почти все деньги и документы, я отправился один. Рассеянно просмотрев посредственный стриптиз, вернулся назад, жена даже не заметила моей отлучки. Тогда мы жили недалеко в отеле у соседней площади Бланш или, как говорила наша сопровождающая, Бляншъ, это слово надолго поселилось в моём лексиконе в качестве междометия. Главная достопримечательность площади Бляншъ - легендарная Красная мельница, обессмерченное Тулуз-Лотреком кабаре Мулен Руж, манящее своими огнями ночных бабочек и мотыльков. Пигаль названа в честь скульптора средней руки Жана-Батиста Пигаля, одно время бывшего в фаворе у маркизы де Помпадур. А ещё эта площадь у меня ассоциируется с легендарным польским супер-разведчиком Гансом Клоссом в исполнении Станислава Микульского, ну это тот, у которого «Ставка больше чем жизнь». Его пароль для связи был «лучшие каштаны в Париже на площади Пигаль», мне довольно сложно представить, что немецкий офицер, отправляющийся с фронта в отпуск, будет интересоваться, да ещё в таком месте, каштанами, которые на Пигаль вроде бы отсутствуют вовсе. Моё предположение – наше, тогда пуританское телевидение просто некорректно перевело фразу, заменив шантаны каштанами, а может я слишком глубоко копаю, и фраза ничуть не хуже и не глупее легендарной «У вас продаётся славянский шкаф?». Впрочем, мы несколько отвлеклись, Пигаль разделяет бульвары Клиши и Рошешуар. Бульвар Клиши несколько раз менял своё название, после своего рождения в 1864 от папаши Османа, звался Мортир, потом был переименован в Пигаль и, наконец, обрёл нынешнее имя, не смотря на то, что имеется и авеню с тем же названием, отделённое от бульвара одноимённой площадью. Места эти имеют славное военное прошлое. Именно тут проходил последний рубеж обороны маршала Монсо, на площади ему памятник, храбро сражавшегося в 1814 с русскими казаками, захватившими Монмартр, не привыкшими ждать отстоя пены, а потому кричавшие обслуживавшим их торговкам и дамам полусвета «бистро, бистро». Путешествуя по Монмартру, мы вспоминали великих импрессионистов, но кое-кого и забыли, например, Эдгара Дега, так вот он тут жил. Здесь же любил прогуливаться и рисовать Ван Гог, не только пейзажи, но и портреты – Женщина в кафе «Тамбурин». В те годы недостатка в кафе на Клиши не было, в «Гербуа» завсегдатаями были Эдуард Мане, Ренуар, Клод Моне, Камиль Писсарро, кафе «Чёрный кот» помнит Пикассо, Мопассана и Поля Верлена. Соседствующий с Клиши бульвар Рошешуар может похвастаться первым парижским кабаре Элизе-Монмартр, открывшимся раньше Мулен Руж почти на столетие. Меняя амплуа, Элизе-Монмартр дотянуло до наших дней, между прочим, там выступал Высоцкий. Кроме старейшего кабаре, бульвар может похвастаться и старейшим кинотеатром Большой Трианон.
    Поскольку близость к увеселительным ночным заведениям ценится далеко не всеми, цены на отели в этом районе вполне приемлемы, поэтому российские тур.фирмы в нулевых часто бронировали места для туристов именно тут, завораживая неофитов волшебной фразой: вы будете жить на Монмартре. Тут же на Рошешуар позволялось отстаиваться туристическим автобусам, пока не придёт срок везти своих пассажиров обратно на родину. А ещё здесь царство недорогих магазинов, одежды – Андре, Тати, принципиально не признающих складов и сваливающих свои товары в корзины и контейнеры, где копошатся шопоголики; продуктов - ЭД, Монопри, а также мест общепита – Фланч, Гиппопотам, Леон. Впрочем, мир сейчас меняется столь стремительно: одни заведения закрываются, на их месте возникают другие, новые, поэтому здесь в деталях и названиях могу быть не точен. Так или иначе, читатель, попутешествовав по Парижу, устал и проголодался. Ему необходимо отдохнуть и подкрепиться, поэтому перед «музейным блицкригом» поговорим о питании. Начнём, как и положено, с завтрака. В Парижских двух-трёхзвёздных гостиницах он, увы, хиловат. Кофе, круассан, джем, масло и, возможно, булочка, вот, вроде, и всё. Причём в одних отелях лимитировали кофе, в других круассаны, в третьих и то, и другое. И так каждый день, не знаю, как другие, а я после недели таких завтраков круассаны возненавидел люто. Чтобы усилиться, можно набрать каких-нибудь салатов в помянутых выше бюджетных магазинах или багетов с уложенной внутрь разнообразной начинкой, бутылка вина и кусок сыра тоже неплохой вариант. Хотя бы раз в день нужно заправиться основательно, мы обычно выбирали рестораны, у которых на входе помещалась на чёрной доске написанная мелом «формула» - оговорена конечная цена, и ты выбираешь блюда из начертанных вариантов, проще говоря, бизнес-ланч. Большим почётом у экономных туристов пользуется сеть ресторанов Фланч, где платишь не за блюдо, а за тарелку, на которую можно навалить всякой всячины из гарниров и салатов, мясо-рыба тарифицируются дополнительно. Но еда в Париже не только необходимость, это ещё и удовольствие, нужно попробовать и каких-нибудь гастрономических изысков. Перед первой поездкой меня напутствовал друг: если не поешь устриц, считай, в Париже не был. Я не придумал ничего лучшего, как отправиться на Монмартрский рынок и накупить разных ракушек, как выглядят устрицы, я тогда не знал, но парочка и внушительных размеров в том пакете всё же оказалась, они там были самыми дорогими. Съел всё это в номере отеля «Мерефик» под пиво цвета «руж», штопора с собой не было, потому вина брать не решился, открыв раковины не без труда складным ножом, ощущения не самые приятные. Когда в следующий раз поехал с женой, решил попытку повторить. Мы зашли в уютный рыбный ресторанчик на Клиши, заказали бутылочку белого вина, её принесли запотевшую в ведёрке со льдом, жена взяла какую-то рыбу, а я блюдо, где в названии присутствовало слово «huître», это действительно были устрицы, но термически обработанные. Не скажу, что блюдо мне не понравилось, но я ждал свежих. И только в третий раз, когда мы в путешествие взяли и дочку, в районе Монпарнаса отведали «fruit de mer» - морских фруктов, нам вынесли громадную ледяную горку с натыканными туда устрицами вместе с другими моллюсками, частями краба и креветками. Загрузив под вино в себя это изобилие, мы до того расслабились, что, прощенья нет, оставили дочку без Лувра – не было ни сил, ни времени. Где-то во искупление совершённого продолжу своё повествование путешествием по Парижским музеям и начну, читателя без него не оставлю, с Лувра.

    Другие отзывы автора:

    Этот отзыв оценили:

    Комментарии (28)

    Париж... !
    Irina (Москва) (27.06.2016 16:44)
    Ну Александр, коли уж Ксения вас оценила - все, это верх))))))))))) На самом деле очень хорошо написали...Вот только видимо все мы разные...Не трогали меня вообще все исторические места Парижа, когда их целенаправленно посещала...А вот когда стала просто тупо гулять, без какой-либо цели, периодически натыкаясь на какой-нибудь исторический памятник, - именно это вызывало у меня восторг. Но наверно каждый в Париже может найти свой уголок. Я же навек пленена улитками по-бургундски, только ради них я готова повторять Париж вновь и вновь)))
    С.Серый (27.06.2016 17:23)
    [quote][b]Irina[/b]
    Ну Александр, коли уж Ксения вас оценила - все, это верх))))))))))) На самом деле очень хорошо написали...Вот только видимо все мы разные...Не трогали меня вообще все исторические места Парижа, когда их целенаправленно посещала...А вот когда стала просто тупо гулять, без какой-либо цели, периодически натыкаясь на какой-нибудь исторический памятник, - именно это вызывало у меня восторг. Но наверно каждый в Париже может найти свой уголок. Я же навек пленена улитками по-бургундски, только ради них я готова повторять Париж вновь и вновь))) [/quote]

    Ирина, большое спасибо за ваши, как всегда проникновенные, слова. Очень приятно. Ради таких комментариев в сущности и пишешь. Кстати, у Гришковца подобное вашему отношение к Парижу. Уж не помню где он рассуждал о бокале вина на Эйфелевой башне.
    Что касается Ксении - ну я же в рассказе затронул, правда вскользь - тут глубины мне недоступны, её главную тему
    Римма (Вязьма) (27.06.2016 21:30)
    Красиво пишите, зачиталась... Надо добавить в избранное, может зимой соберусь, а может весной. А может, как в том анекдоте "Опять хочу в Париж"... спасибо за интересный и полезный рассказ.
    С.Серый (27.06.2016 22:05)
    [quote][b]Римма[/b]
    Красиво пишите, зачиталась... Надо добавить в избранное, может зимой соберусь, а может весной. А может, как в том анекдоте "Опять хочу в Париж"... спасибо за интересный и полезный рассказ.[/quote]

    Рад, что понравилось!
    irinus (н.новгород) (28.06.2016 06:13)
    Ух ты!!!! Браво! Очень разное у всех отношение к Парижу....Мне этот город пришелся по сердцу с первой поездки и с первого взгляда!!!!! Спасибо за рассказ!!!!
    С.Серый (28.06.2016 07:35)
    [quote][b]irinus[/b]
    Ух ты!!!! Браво! Очень разное у всех отношение к Парижу....Мне этот город пришелся по сердцу с первой поездки и с первого взгляда!!!!! Спасибо за рассказ!!!! [/quote]

    Пожалуйста!
    Димыч (Москва) (28.06.2016 09:56)
    Блеск!!!
    Irina (Москва) (28.06.2016 10:42)
    [quote][b]С.Серый[/b]
    [quote][b]Irina[/b]Ну Александр, коли уж Ксения вас оценила - все, это верх))))))))))) На самом деле очень хорошо написали...Вот только видимо все мы разные...Не трогали меня вообще все исторические места Парижа, когда их целенаправленно посещала...А вот когда стала просто тупо гулять, без какой-либо цели, периодически натыкаясь на какой-нибудь исторический памятник, - именно это вызывало у меня восторг. Но наверно каждый в Париже может найти свой уголок. Я же навек пленена улитками по-бургундски, только ради них я готова повторять Париж вновь и вновь))) [/quote]
    Ирина, большое спасибо за ваши, как всегда проникновенные, слова. Очень приятно. Ради таких комментариев в сущности и пишешь. Кстати, у Гришковца подобное вашему отношение к Парижу. Уж не помню где он рассуждал о бокале вина на Эйфелевой башне.Что касается Ксении - ну я же в рассказе затронул, правда вскользь - тут глубины мне недоступны, её главную тему [/quote]

    Бокал вина на Эйфелевой башне)))) Надо подумать об этом) До сих пор помню свой бокал вина на вершине Везувия
    Написано очень хорошо,легкочитаемо.Спасибо!
    Интересно,это я одна такая ненормальная,которую совсем не тянет и которой не хочется в Париж?
    С.Серый (28.06.2016 12:51)
    [quote][b]ОльгаSerg[/b]
    Написано очень хорошо,легкочитаемо.Спасибо!Интересно,это я одна такая ненормальная,которую совсем не тянет и которой не хочется в Париж?[/quote]

    Пожалуйста! А куда тогда тянет- ?
    [quote][b]С.Серый[/b]
    [quote][b]ОльгаSerg[/b]Написано очень хорошо,легкочитаемо.Спасибо!Интересно,это я одна такая ненормальная,которую совсем не тянет и которой не хочется в Париж?[/quote]
    Пожалуйста! А куда тогда тянет- ?[/quote]

    Да у меня есть свой рай,куда я готова всегда и в любое время года,были бы финансы.Куба называется.Ну а пока с ней, в виду кризиса, временно рассталась.Заменяю Испанией и прочими радостями поближе.
    irinus (н.новгород) (28.06.2016 17:03)
    [quote][b]ОльгаSerg[/b]
    [quote][b]С.Серый[/b]
    [quote][b]ОльгаSerg[/b]Написано очень хорошо,легкочитаемо.Спасибо!Интересно,это я одна такая ненормальная,которую совсем не тянет и которой не хочется в Париж?[/quote]
    Пожалуйста! А куда тогда тянет- ?[/quote]
    Да у меня есть свой рай,куда я готова всегда и в любое время года,были бы финансы.Куба называется.Ну а пока с ней, в виду кризиса, временно рассталась.Заменяю Испанией и прочими радостями поближе.[/quote]

    Хорошо. что во время кризиса, все же остались радости!
    Нет, Оля, не одна! И меня совсем не тянет в Париж. Видимо, "не случилось" у нас взаимности.
    Мне сей отзыв понравился гораздо больше реального Парижа. Написан легко, изящно, я люблю такие отзывы читать.
    С.Серый (29.06.2016 08:12)
    [quote][b]Ирина[/b]
    Нет, Оля, не одна! И меня совсем не тянет в Париж. Видимо, "не случилось" у нас взаимности.Мне сей отзыв понравился гораздо больше реального Парижа. Написан легко, изящно, я люблю такие отзывы читать. [/quote]

    "Мне сей отзыв понравился гораздо больше реального Парижа." - ну это гига-комплемент
    А мне Париж понравился с первого взгляда. Но, судя, по мнению Вашего друга, в Париже я не была, так как устриц отведать не удалось Так что, придется ехать еще раз. Но сделаю я это с превеликим удовольствием. Отзыв потрясающий, легкий и оригинальный!!! Спасибо за приятные воспоминания!
    С.Серый (29.06.2016 14:08)
    [quote][b]Марина[/b]
    А мне Париж понравился с первого взгляда. Но, судя, по мнению Вашего друга, в Париже я не была, так как устриц отведать не удалось Так что, придется ехать еще раз. Но сделаю я это с превеликим удовольствием. Отзыв потрясающий, легкий и оригинальный!!! Спасибо за приятные воспоминания! [/quote]

    И Вам, Марина, спасибо за тёплые слова! Вижу, отзыв читали внимательно и до конца!
    (30.06.2016 09:16)
    Общение этого пользователя заблокировано администрацией сайта!
    Нам Париж понравился, но не до такой степени, что бы умереть. С удовольствием при возможности вернемся, теперь просто погулять по улицам, выпить бокал вина где-нибудь.... спасибо за приятные воспоминания............
    Какая четкая последовательность обширного изложения, только у Ксении захватывающая разум а у вас познавательное сознание )))
    С.Серый (02.07.2016 19:49)
    [quote][b]Н.Арбатский[/b]
    Какая четкая последовательность обширного изложения, только у Ксении захватывающая разум а у вас познавательное сознание )))[/quote]

    Мало что понял, но всё равно - большое спасибо за высокую оценку! А ещё говорят, что нельзя поставить больше пяти баллов
    С.Серый (02.07.2016 23:08)
    [quote][b]Юлия[/b]
    И для меня Париж - праздник, который всегда в себе)Правда познакомилась с ним в середине 90-х, тогда он был совсем другой...С запахом булочек ранним-ранним утром, тихими улочками Латинского квартала, нарядный и сияющий после Рождества...А устрицы мы попробовали совершенно случайно, зайдя вечером в приглянувшийся ресторанчик. Ресторанчик оказался излюбленным местом парижских селебрити)Недалёко от нас, на террасе ужинал с компанией сын бывшего президента Франции Миттерана. Ален Делон, судя по фото на стенах, тоже постоянный гость)Кстати, устрицы не торкнули. Не моё. Повторно убедилась во Вьетнаме)---Спасибо за ностальгию, Александр!Не рассказ, а готовый путеводитель [/quote]

    И вам, Юлия, за тёплые слова
    "И для меня Париж - праздник, который всегда в себе)
    Правда познакомилась с ним в середине 90-х, тогда он был совсем другой... " - Да и мы изменились за это время и, возможно, сильнее Парижа
    С.Серый, спасибо, с интересом взглянул Вашим глазами на достопримечательности Парижа.
    С учетом отсканированных фотографий, очерк оставил послевкусие вина 20 летней выдержки.
    Упоминание о маятнике Фуко в Пантеоне и кардинале Жюле Мазарэне (Мазарини) - это вообще нотки для гурманов во всем этом букете
    P.S. Галерея химер в Нотр-Дам - новодел 19 века.
    С.Серый (05.07.2016 08:32)
    [quote][b]Alexey Smysloff[/b]
    С.Серый, спасибо, с интересом взглянул Вашим глазами на достопримечательности Парижа.С учетом отсканированных фотографий, очерк оставил послевкусие вина 20 летней выдержки. Упоминание о маятнике Фуко в Пантеоне и кардинале Жюле Мазарэне (Мазарини) - это вообще нотки для гурманов во всем этом букете P.S. Галерея химер в Нотр-Дам - новодел 19 века.[/quote]

    за интерес.
    "P.S. Галерея химер в Нотр-Дам - новодел 19 века" - у меня так и написано: "Поговаривают, что знаменитые химеры, не путать с гаргулиями, – новодел девятнадцатого века"
    [quote][b]С.Серый[/b]
    [quote][b]Alexey Smysloff[/b]С.Серый, спасибо, с интересом взглянул Вашим глазами на достопримечательности Парижа.С учетом отсканированных фотографий, очерк оставил послевкусие вина 20 летней выдержки. Упоминание о маятнике Фуко в Пантеоне и кардинале Жюле Мазарэне (Мазарини) - это вообще нотки для гурманов во всем этом букете P.S. Галерея химер в Нотр-Дам - новодел 19 века.[/quote]
    за интерес."P.S. Галерея химер в Нотр-Дам - новодел 19 века" - у меня так и написано: "Поговаривают, что знаменитые химеры, не путать с гаргулиями, – новодел девятнадцатого века" [/quote]

    Я лишь подтвердил, что химеры, действительно, новодел.
    "Поговаривают" может оставить каплю сомнения у читателя, а вдруг химеры, например, видели живого Луи XVI ))
    Кстати, автор этих химер - Эжен Виолле-ле-Дюк - изображен на боковом фасаде Отель-де-Виль, о котором так лестно отозвались в очерке.
    Verex (05.08.2016 14:27)
    Вообще-то Гуго Обрио архитектором не был; с таким же успехом всех мэров можно "архитекторами" назвать. Да и в Бастилии он срок не мотал, в отличие от распространённой легенды, а был заключён в епископском дворце.
    Эллен (Москва) (23.04.2017 18:15)
    Удивительно, как же это я пропустила такой замечательный рассказ?!! Начиная посещать Париж с 1990 года, я тоже застала ещё старые большие бумажные франки... С каким удовольствием я сейчас читала Ваш опус, проходя по знакомым улочкам и площадям. Изучая французский язык с 8-ми лет, я ведь росла на французской истории и литературе и Париж мне снился, когда я была ещё совсем маленькой школьницей... Мне кажется, что историю государства французского я знаю лучше, чем историю государства российского.. Правда, над маленькими деталями я сейчас что-то засомневалась... Имя Луизы де Лавальер лично у меня больше ассоциируется с Фонтенбло, нежели с Пале-Рояль... Скучаю я по этом городу, а ведь побывала в нём 8 раз... Очень люблю "фрюи де ля мэр" и, "уитр", в частности... Ой, спасибо за такую ностальгию!!!
    С.Серый (28.04.2017 15:03)
    [quote][b]Эллен[/b]
    Удивительно, как же это я пропустила такой замечательный рассказ?!! Начиная посещать Париж с 1990 года, я тоже застала ещё старые большие бумажные франки... С каким удовольствием я сейчас читала Ваш опус, проходя по знакомым улочкам и площадям. Изучая французский язык с 8-ми лет, я ведь росла на французской истории и литературе и Париж мне снился, когда я была ещё совсем маленькой школьницей... Мне кажется, что историю государства французского я знаю лучше, чем историю государства российского.. Правда, над маленькими деталями я сейчас что-то засомневалась... Имя Луизы де Лавальер лично у меня больше ассоциируется с Фонтенбло, нежели с Пале-Рояль... Скучаю я по этом городу, а ведь побывала в нём 8 раз... Очень люблю "фрюи де ля мэр" и, "уитр", в частности... Ой, спасибо за такую ностальгию!!! [/quote]

    Новый комментарий

    Что бы оставлять комментарии на сайте, Вам нужно Войти или Зарегистрироваться