Фотогалерея к отзыву
    • Фото из путешествия по Японии
    • Фото из путешествия по Японии
    • Фото из путешествия по Японии
    • Фото из путешествия по Японии
    • Фото из путешествия по Японии
    • Фото из путешествия по Японии
    • Фото из путешествия по Японии
    • Фото из путешествия по Японии
    • Фото из путешествия по Японии
    • Фото из путешествия по Японии
    • Фото из путешествия по Японии
    • Фото из путешествия по Японии
    • Фото из путешествия по Японии
    • Фото из путешествия по Японии
    • Фото из путешествия по Японии
    • Фото из путешествия по Японии
    • Фото из путешествия по Японии
    • Фото из путешествия по Японии
    • Фото из путешествия по Японии
    • Фото из путешествия по Японии
    • Фото из путешествия по Японии
    • Фото из путешествия по Японии

    «Японская фуга. Часть первая, Ре минор.»

    Путешествия во времени сегодня не проблема. Хотите отправиться в далёкое прошлое, берите тур по африканским саванам или джунглям Амазонки. Интересно заглянуть в будущее, отправляйтесь в Сингапур, Гонконг или Японию. Мы выбрали Японию. Неожиданности начались уже на стадии оформления документов. Фотографию на визу японцы затребовали формата 2 на 2 дюйма (четыре с половиной сантиметра), у наших фотоателье такого стандарта не оказалось, пришлось делать спецзаказ. Это же нелогично, объяснял я жене, когда размер по вертикали совпадает с размером по горизонтали, лицо оно же вытянутое, ты забыл куда едешь, парировала жена, действительно, крыть было нечем. Наконец, все формальности остались позади, наши паспорта украсились японскими визами, а мы, зарегистрировавшись на рейс японских авиалиний, ждём вылета. Пройдясь по домодевоским taxfree-shop`ам, убедились в серьёзности заявлений правительство о привязке российского бюджета к бивалютной корзине. В одном магазине торговали алкоголь на доллары, в другом на евро. Взяли и там, и там, не гоже в тяжёлые времена экономического кризиса идти со страной не в ногу. Пространственно-временная транспортация заняла 10 часов и по себе не оставила особенно ярких впечатлений. К услугам путешественников во времени достаточно качественная, но необильная еда, напитки, включая легендарное саке, жидкокристаллический экран в спинке каждого кресла и наушники для более приятного времяпровождения.После перемещения, как заведено во всех научно-фантастических фильмах, нас ждал Патруль времени. Проверили паспорта, сняли отпечатки больших пальцев обеих рук, разумеется, электронным способом, отсканировали радужную оболочку глаз и отпустили с миром. Туристов, мы в их числе, выбравших недельный тур по Токио и окрестностям, оказалось довольно много – чуть меньше полусотни, два практически полных автобуса. Связь с родными оказалась практически невозможной, естественно, мы же в другом времени. Япония перешла на более продвинутый формат мобильной связи, не воспринимаемый большинством наших телефонов, за исключением последних моделей.
    Знакомство с Японией начинается сити-туром по Токио, но до Токио ещё надо доехать. Для ускорения этого процесса из аэропорта Нариты нас везут по платной дороге. Времени на оплату, как это делается в Европе, тратить не надо, умные электронные устройства успевают считать номер нашего автобуса, снять с его счёта необходимые деньги и поднять шлагбаум прямо перед его носом, водитель даже не притормаживает. Сегодняшняя столица Японии город сравнительно молодой, когда-то это была маленькая рыбацкая деревушка Эдо. В пятнадцатом веке местный самурай построил здесь свой замок. Через столетие этот замок перешёл к знаменитому и грозному сёгуну Токугаве Изясу, установившему в стране военную диктатуру, или по-японски сёгунат, поскольку сёгун, или как произносила это слово наша гид Мицуи, «сёгн», это военачальник самураев. На особенности произношения Мацуи обратила внимание моя жена – странно она произносит это слово «сёгн-н». Но, поскольку слово не переводное, Мацуи в принципе не может произносить его неправильно, урезонил жену я. Так вот этот самый сёгун Токугава с потомками и вывел Токио (тогда Эдо) в мировые мегаполисы. К 1720 году население города достигло 1 миллиона, что являлось мировым рекордом. Как мы знаем из истории, долго держать власть на штыках ли, на мечах невозможно, и в 1867 году правление сёгунов «дома Токугавы» рухнуло, власть перешла к законному, ведущему своё происхождение от богов, императору. Кстати и сегодня отношение к императору в Японии довольно трепетное. Мацуи, или как она разрешила нам себя называть, Муся показала нам большие фотографии императорской четы, «это супруги императора», пояснила она, а также фотографии двух императорских сыновей с детьми и жёнами. Фотографии дочери императора показано не было, поскольку та сочеталась браком с рядовым гражданином и тем утратила статус небожителя. Впрочем, мы отвлеклись, давайте продолжим наш исторический экскурс, после реставрации императорской власти, в 1869 году императорская семья переезжает во дворец-замок Токугавы из Киото в Эдо, нарекая этот город именем Восточная столица, по-японски, догадались? – правильно, Токио, точнее, Токёо, но не будем вдаваться в тонкости японского произношения. К сожалению, из-за разрушительного землетрясения 1923 года и американских бомбёжек 45-го, памятников той эпохи не осталось вовсе. Поэтому наш первый туристический объект – буддийский храм Сенсодзи в Асакуса, это такой район в Токио, является лишь исторической реконструкцией, более древнего, но, увы, не сохранившегося храма. Этот храм имеет ещё одно название Асакуса Канон, Канон так зовут богиню, пятисантиметровую статую которой по легенде в 628 году выловили в реке Сумида местные рыбаки. Сегодня это самый большой и почитаемый буддийский храм Токио, около него многолюдно. Первое, с чего нужно начать общение с богами, очиститься водой, то бишь, умыться у специального фонтана. Вода для омовений льётся из пасти бронзового дракона, олицетворяющего, в отличие от Китая, водную, а не огненную стихию. Далее быстрее туда, где клубится, уходящий в небо, ароматный дым. Нужно омыться и дымом, процедура непростая и наблюдать за ней довольно забавно. Теперь уже можно молиться, зажигать ароматические палочки, бросать в отведённое для этой процедуры место монеты, кинуть кости, а точнее вытряхнуть из специального ящичка палочку с иероглифом, чтобы достать, в зависимости от выпавшего символа, персональное предсказание. Многие из наших туристов, не пожалев сотню иен, это чуть больше доллара, получили такие предсказания, где, о радость, сообщение о грядущих приятностях было напечатано не только по-японски, но и по-английски. Кстати, если предсказание неприятное, а и такое бывает, нужно данную бумажку привязать в специальном месте к специальной верёвочке, и тогда, хвала Будде, оно не сбудется. Рядом с храмом, на дворе начало ноября – осень, развёрнута выставка хризантем. На чудо света не тянет, но зрелище для глаз незабываемое. Те хризантемы, что продают у нас, отличаются от японских, как цветок шиповника от сортовой розы. Во-первых, японские хризантемы громадные, раза в два-три больше самых крупных наших экземпляров, во-вторых, их десятки видов разного цвета, оттенки белого, жёлтого, розового, сиреневого, и формы, округлые, плоские как диски, пирамидальные. Над некоторыми экземплярами трудятся мастера-цветоводы, срезая неидеальные лепестки. Икебана почти философия, поэтому всё, что относится к цветам священно. Во время самостоятельной вылазки в Токио мы даже нарвались на «цветочных проповедников», одаривших нас не дайджестом библейских или иных текстов, а семенами хризантем.
    Видимо, лучшее время для посещения храма Сенсодзи, да и Токио в целом, весна, цветение сакуры, поскольку к величественно-прекрасной пятиярусной пагоде, увы это тоже реконструкция, предшественницу не пощадили пожары второй мировой, ведёт широкая аллея, засаженная этими олицетворяющими Японию деревьями. Спросите, почему для посещения мы выбрали осень, одно из названий нашего тура «кленовый блюз», и в программе в один из свободных дней рекомендовано «любование багряными клёнами». Я интересуюсь у Мацуи, где лучше всего в Токио любоваться этими клёнами. Увы, отвечает, время ещё не настало, слишком рано, листва в Токио ещё зелёная, клёны покраснели в более северных провинциях или расположенных выше над уровнем моря. Понятно, всё тоже классическое са-аховое «где-то высоко в горах, но не в нашем районе», обидно.
    Следующая остановка – район Императорского дворца. Этот дворец тоже не имеет ничего общего с дворцом Токугавы Изясу, тот дворец был уничтожен пожаром 1873 года, восстановлен и вновь сожжён бомбёжками 45-го. Да нам, собственно говоря, без разницы, поскольку к самому дворцу не пускают. Там и поныне живёт император с семейством, а нам дано лишь лицезреть ров, кусок крепостной стены, да двухарочный мост в традиционном японском стиле. Дорога к огороженной территории дворца ведёт через сквер, засаженный невысокими, причудливо искривлёнными японскими соснами с длинными, мягкими иглами. Совсем рядом небоскрёбы, эти застывшие холодные конструкции резко контрастируют с живой зеленью, создавая поразительный пейзаж. Мацуи ведёт нас напрямик мимо этих удивительных сосен по газону. Можно ли здесь ходить, недоумеваем мы. Дело в том, объясняет она, что я нигде не видел таблички, запрещающей это делать. А газон действительно мягкий, упругий, не уступит газонам Гайдпарка или парка Святого Джеймса в Лондоне. Недаром отец отечественной японистики Всеволод Овчинников находил много общего у японцев и англичан, так похожих своей ни на кого непохожестью. В «сосновом сквере» многолюдно, вот группа мужчин в строгих чёрных костюмах расселась на травке и о чём-то оживлённо беседует, вот пара девушек бойко орудует палочками, поглощая свой немудрёный ланч, купленный где-то неподалёку. Кстати, обедающих таким образом довольно много, а блюдо №1 это лапша, которую по японскому этикету принято шумно втягивать в себя, а иначе её никак и не втянешь. Она длинная, толстая, как итальянскую спагетину на вилку, на палочку её не намотаешь, остаётся защемить имеющимся столовым прибором, поднести ко рту, ну и втягивать внутрь, абсолютно без звука при всём желании не получится. Поевшие отдыхают тут же на травке, кто предаётся целительному сну, кто читает, кто просто нежится на солнце.
    Изучая историческое наследие, мы как-то подзабыли, что находимся в будущем, поэтому далее внимание к памятникам ультрамодернистской архитектуры. Запомнилось офисное здание фирмы Асахи, пивного тяжеловеса. Оно облицовано отражающим желтоватым стеклопластиком, и формой и цветом напоминает пивной бокал. Сверху, как и положено белоснежная, пузырящаяся стеклянными многогранниками «пена». Здание частной телекомпании Фуджи напоминает какой-то галактический космопорт с парой пришвартованных к нему летающих тарелок. Мацуи обращает наше внимание ещё на какие-то прямоугольные коробки, увенчанные прорывающимися к небу стелами. Оказывается эти стелы - замаскированные трубы мусоросжигательных заводов, уничтожающих мусор и одновременно вырабатывающих полезную тепловую энергию. Сырьё для работы туда подаётся по специальным подземным трубопроводам. Тем временем, автобус привозит нас к бронзовому, позеленевшему монументу. Это Статуя Свободы. Она значительно меньше американской, точная копия французских, той, что стоит в Париже у одного из мостов и другой, стоящей на сельском перекрёстке у города Кальмар. Кстати, Токио роднит с Парижем не только эта статуя, ассоциируемая прежде всего с Нью-Йорком, но и наличие железной башни поразительно похожей на Эйфелеву, особенно, благодаря подсветке, в тёмное время суток. Если сравнивать эти две башни, можно сказать, что у «японочки» те же проблемы, что и многих её землячек. Хотя, возможно, проблемы не у них, а у меня, проблемы в стереотипном восприятии. Сохраняя политкорректность, замечу, что, на мой взгляд, у дочери Эйфеля более длинные и стройные ноги. Наряд у «парижанки» тоже, как мне кажется, более изыскан, поскольку более сдержан. «Уроженка Токио» одета уж больно ярко, зато патриотично, выбран красный и немного белого - цвета японского флага. Тут вкус героини нашего повествования опять же не идёт в разрез со вкусом большинства, японские девушки отдают предпочтение яркому стилю в одежде. К их чести нужно отметить, что своим стилем они мастерски скрывают полученные от природы недостатки и подчёркивают природные достоинства. Типичный наряд японской девушки – тёплые сапоги или гетры до колен, короткая юбочка или шорты, какая-нибудь куртейка, да вязаная шапка с помпоном. Можно сказать, что среди японок много красивых или, во всяком случае, интересных. Хотя красота эта не яркая, не броская, зато и не мимолётная, остающаяся с её обладательницей на долгие годы, медленно преобразуясь в достоинство и элегантность. Ещё несколько слов о башне, зовут её по-мужски Tokyo tower, она почти в два раза легче, значительно моложе, год рождения - 1958, и на 33 метра выше трёхсотметровой Эйфелевны, но поскольку расположена вблизи небоскрёбов, субъективно кажется много ниже парижской подруги. Так же как и Эйфелева имеет обзорные площадки и у нас будет возможность на неё забраться и оценить открывающиеся виды. А сейчас, напомню, мы у подножья Статуи Свободы, на берегу Токийского залива взираем на современный, весьма внушительный, перекинутый через бухту подвесной мост, почему-то названный радужным, видимо потому, что соединяет два берега залива. Это район Одайба, когда-то тут плескались волны, но стремительно расширяющемуся городу требовались новые земли, и часть залива было засыпано, застроено, а на вновь образованном берегу организовали небольшой пляж.
    Следующим номером нашей программы – обед, для этого нас везут в отель Вашингтон, там с 11 до 14 функционирует система «буфет», она же «шведский стол». Поскольку время ближе к двум, выбор блюд несколько ограничен, все они европейской кухни и весьма среднего качества, что это несведённые счёты со страной, имеющей одноимённую столицу? Завяжите мне глаза и переместите мгновенно из родного дома сюда, дайте попробовать этой еды и спросите в какой стране я нахожусь. Японию назову в числе последних. Этот первый день в Токио живо напомнил Пекинское путешествие. Там тоже был длинный перелёт, сити-тур без заселения в гостиницу, похожие достопримечательности, а потом обед. Так вот в Пекине нас потчевали, пусть и не самой изысканной, но настоящей китайской едой, по этой причине тур в Китай пока мне нравится больше японского. Так что авторитетно, к радости левых движений, могу заявить, последнее слово в соревновании двух систем ещё не сказано.
    Далее нас везут в Тойота-центр и дают два часа свободного времени. Зачем столько, возмущается большинство, никто себе машину тут покупать не собирается, но всё рассчитано заранее, в гостинице мы должны оказаться ровно в пять, именно до этого времени заказан автобус. В центре можно поглазеть на последние изделия японского автопрома, посидеть внутри некоторых моделей, поиграться на симуляторах, довольно реалистично передающих езду на автомобиле – кабинку заносит на поворотах, трясёт при съезде в кювет. Можно даже прокатиться по спецтрассе на электромобиле, удовольствие это стоит, кажется, около трёх тысяч иен. Рядом с Тойота-центром расположен «форт Венеры», торговый комплекс, ориентированный на женщин, его посещение тоже входит в отведённое время. Нехотя прошвырнулись, в продаже товары европейских мастеров по поднебесным ценам или, как вариант, товары мастеров поднебесной по ценам европейским. Наконец мучительные два часа истекают, многие члены нашей группы, в основном люди в возрасте, проводят последний час, отдыхая на лавочках. Нас везут в гостиницу. Мы будем жить в отеле Принц в районе Таканава, но мы уже настолько устали, что нам всё равно та эта канава или не та. Выгружаемся с вещами. Я интересуюсь у сотоварищей нужно ли одарить коридорного, доставляющего в номер вещи, какими-нибудь деньгами, в принципе я знаю, что в Японии чаевые не приняты, но, не дав в подобном случае деньги, будешь чувствовать себя как-то неудобного. Ты их чаевыми очень сильно обидишь, поучают меня более опытные. Итак, мы в холле гостиницы со своими вещами, нам выдают конверты с электронными ключами, приветственным письмом и талонами на завтрак. К нашим вещам никто не подходит, в других менее развитых странах, где туризм одна из первых, если не первая статья национального дохода, вещи буквально «рвут из рук», наперебой предлагая свои услуги. Увы, богатая Япония пришла к процветанию совсем другими путями, это страна в первую очередь для самих жителей, а уже во вторую для остальных. Поэтому коридорные нас стойко игнорируют, и нам приходится тащить вещи самим, похоже, мы их всё-таки очень сильно обидели, но если не чаевыми, то чем? Позже я видел, как вещи постояльцев тащили служители, и было это, так, наверное, сказали бы в сердцах у нас, «по-японски», вещи здоровенного жителя страны восходящего солнца, японская молодёжь в росте практически не уступает европейцам, чего не скажешь о более старшем поколении, тащила худенькая, невысокая, одетая в униформу отеля девушка.

    Другие отзывы автора:

    Этот отзыв оценили:

    Комментарии (2)

    Irina (Москва) (05.06.2015 11:18)
    Спасибо! Очень интересно, с большим удовольствием перехожу к продолжению!!! Япония - одна из метч!!!

    Новый комментарий

    Что бы оставлять комментарии на сайте, Вам нужно Войти или Зарегистрироваться