Фотогалерея к отзыву
    • Фото из путешествия по Индии
    • Фото из путешествия по Индии
    • Фото из путешествия по Индии
    • Фото из путешествия по Индии
    • Фото из путешествия по Индии
    • Фото из путешествия по Индии
    • Фото из путешествия по Индии
    • Фото из путешествия по Индии
    • Фото из путешествия по Индии
    • Фото из путешествия по Индии
    • Фото из путешествия по Индии
    • Фото из путешествия по Индии
    • Фото из путешествия по Индии
    • Фото из путешествия по Индии
    • Фото из путешествия по Индии
    • Фото из путешествия по Индии
    • Фото из путешествия по Индии
    • Фото из путешествия по Индии
    • Фото из путешествия по Индии
    • Фото из путешествия по Индии
    • Фото из путешествия по Индии
    • Фото из путешествия по Индии
    • Фото из путешествия по Индии
    • Фото из путешествия по Индии
    • Фото из путешествия по Индии
    • Фото из путешествия по Индии
    • Фото из путешествия по Индии
    • Фото из путешествия по Индии
    • Фото из путешествия по Индии
    • Фото из путешествия по Индии
    • Фото из путешествия по Индии
    • Фото из путешествия по Индии
    • Фото из путешествия по Индии
    • Фото из путешествия по Индии
    • Фото из путешествия по Индии
    • Фото из путешествия по Индии
    • Фото из путешествия по Индии
    • Фото из путешествия по Индии
    • Фото из путешествия по Индии
    • Фото из путешествия по Индии
    • Фото из путешествия по Индии
    • Фото из путешествия по Индии
    • Фото из путешествия по Индии
    • Фото из путешествия по Индии
    • Фото из путешествия по Индии
    • Фото из путешествия по Индии
    • Фото из путешествия по Индии
    • Фото из путешествия по Индии
    • Фото из путешествия по Индии
    • Фото из путешествия по Индии
    • Фото из путешествия по Индии
    • Фото из путешествия по Индии
    • Фото из путешествия по Индии
    • Фото из путешествия по Индии
    • Фото из путешествия по Индии
    • Фото из путешествия по Индии
    • Фото из путешествия по Индии
    • Фото из путешествия по Индии
    • Фото из путешествия по Индии
    • Фото из путешествия по Индии
    • Фото из путешествия по Индии
    • Фото из путешествия по Индии
    • Фото из путешествия по Индии
    • Фото из путешествия по Индии
    • Фото из путешествия по Индии
    • Фото из путешествия по Индии
    • Фото из путешествия по Индии
    • Фото из путешествия по Индии
    • Фото из путешествия по Индии
    • Фото из путешествия по Индии
    • Фото из путешествия по Индии
    • Фото из путешествия по Индии
    • Фото из путешествия по Индии
    • Фото из путешествия по Индии
    • Фото из путешествия по Индии
    • Фото из путешествия по Индии
    • Фото из путешествия по Индии
    • Фото из путешествия по Индии
    • Фото из путешествия по Индии
    • Фото из путешествия по Индии
    • Фото из путешествия по Индии
    • Фото из путешествия по Индии
    • Фото из путешествия по Индии
    • Фото из путешествия по Индии
    • Фото из путешествия по Индии
    • Фото из путешествия по Индии
    • Фото из путешествия по Индии
    • Фото из путешествия по Индии
    • Фото из путешествия по Индии
    • Фото из путешествия по Индии
    • Фото из путешествия по Индии
    • Фото из путешествия по Индии
    • Фото из путешествия по Индии
    • Фото из путешествия по Индии
    • Фото из путешествия по Индии
    • Фото из путешествия по Индии
    • Фото из путешествия по Индии
    • Фото из путешествия по Индии
    • Фото из путешествия по Индии
    • Фото из путешествия по Индии
    • Фото из путешествия по Индии
    • Фото из путешествия по Индии
    • Фото из путешествия по Индии
    • Фото из путешествия по Индии
    • Фото из путешествия по Индии
    • Фото из путешествия по Индии
    • Фото из путешествия по Индии
    • Фото из путешествия по Индии
    • Фото из путешествия по Индии
    • Фото из путешествия по Индии
    • Фото из путешествия по Индии
    • Фото из путешествия по Индии
    • Фото из путешествия по Индии
    • Фото из путешествия по Индии

    «Индийский чай с непальскими травами ч.2 Индия»

    До гостиницы в Дели добрались благополучно. Не смотря на неоднократно читанное об ужасах индийских гостиниц, эта четырёхзвёздная Парк Плаза оказалась очень приличной. Особенно тронула опция в номере, позволяющая слышать звук телевизора, моясь в душе или надолго зависнув на унитазе, там специальный динамик выведен. В отличие от Непала, наш групповой тур в Индию не стал индивидуальный, более того, следующим утром экскурсионный автобус был набит почти полностью, человек тридцать не меньше, причём создалась иллюзия, что Советский Союз вовсе не распадался, в нашей группе была армянская пара и большая группа литовских туристов, все они предпочли англоязычному обслуживанию русскоязычное. Дели город большой и сильно разбросанный, состоит из нескольких больших районов, например, содержит в себе официальную столицу Индии Нью-Дели, находящуюся от района нашей гостиницы Гургаона довольно далеко. До первого объекта посещения мечети Джама Масжид едем минут сорок. С навязчивостью индийских нищих и бродячих индийских торговцев, весьма неприятная, но неизбежная местная особенность, сталкиваемся сразу же на выходе из автобуса. В мечеть в обуви нельзя, оставлять её нужно под присмотром специального человека, а получить назад можно, лишь заплатив 10 рупий, четверть доллара. Для не желающих ходить босиком продаются разовые бахилы, мусульмане из всего могут извлечь выгоду. Для одетых неподобающе, голые колени, как женщин, так и мужчин недопустимы, имеются специальные юбки, их выдают бесплатно, дабы не травмировать взгляды находящихся в мечети верующих. Джама Масжид, Пятничная мечеть построена по распоряжению пятого из великих моголов Шах-Джахана, более известного строительством Тадж-Махала. Большой двор, там собственно и молятся, это мечеть «открытого типа», без зала под крышей, по углам минареты, характерной «тадж-махаловской» формы декоративные купола, основной строительный материал – красный песчаник. Сооружение значительное, но не уникальное, здания из подобного материала и подобной архитектуры нам будут встречаться ещё не раз. Следующий объект посещения - ворота Индии, памятник погибшим в первой мировой солдатам, на столько бледная копия Триумфальной арки, что их и сравнивать то неприлично. Проезжаем расположенные недалеко президентский дворец и здание парламента, тоже малоинтересные постройки викторианской эпохи, таких в Европе пруд пруди, а вот следующее здание Храм Лакшми Нараяна, дело совсем другое. Вообще-то его в нашей программе нет, зато есть Красный форт, по словам гида брат-блезнец Красного форта Агры, поэтому мы ничего не имеем против такой транспозиции. Исторической ценности храм не представляет, построен в тридцатых годах двадцатого века, но уж больно хорош на вид, жёлто-красный, с характерными куполами-бутонами и многочисленными башенками, весь какой-то сказочно-празднично-пряничный. Посвящён храм Нараяне, одно из имён Вишну, и супрге его Лакшми. Пожалуй, нужно предварить посещение храма краткой лекцией об индуизме, я как мог оттягивал этот момент, полагая, что обстоятельный разговор об этой религии логичнее вести на индийской земле. Вопрос гида, он оказался ярым приверженцем сократической формы беседы, сколько всего в индуизме богов, а точнее ответ на этот вопрос, поверг нас в состояние лёгкой прострации, оказалось 330 миллионов. Но из этого неисчислимого сонма богов, некоторых из них мы бы назвали более скромно «духами», можно выделить главных. Это, прежде всего, индийская святая троица, Тримутри: Брахма, Вишу и Шива. Брахма, бог-отец – создатель, творец вселенной, но поклоняются ему мало, уж больно грозен и непостижим. В большем почёте у верующих Вишну, бог хранитель, и Шива, бог разрушитель, весь мир насилья мы разрушим, уж не его ли это гимн или лозунг. Эти два бога-сына настолько популярны, что «возглавляют» два наиболее сильных течения в индуизме: вайшнавизм и шиваизм. Другие направления индуизма поклоняются Ганешу, ганапатья, богине-матери Шакти, шактизм, ну и так далее. Индуизм одна из самых древних религий, датируется чуть не вторым тысячелетием до нашей эры, времени проникновения ариев на индийский субконтинент. Успеху экспансии в немалой степени способствовала их религиозная политика, когда богов покоряемых народов арии включали в свой пантеон, объявляя реинкорнацией, воплощением или аватарой тех, кому поклонялись сами. Так случилось и с Нараяной, ставшим Вишну. Поскольку мы в храме Лакшми Нараяна, читатель ещё не забыл, об аватарах Вишну и поговорим. В Пуранах, священном тексте, описаны его десять основных аватар, девять из них уже реализованы, а десятая только грядёт. Итак, вначале Вишну был рыбой, спасшей человечество от потопа, потом черепахой, выудившей, ушедшие под воду ценности. Его третья «звериная» аватара – вепрь, сразивший демона и поднявший утопленную демоном землю на своих клыках. Будучи львом Вишну справился ещё с одним демоном, разорвав его на куски. Далее идут антропоморфные аватары, излишне напоминать, что в каждой из этих аватар Вишу совершал славные подвиги. Итак, после льва он воплотился в карлика, по-санскритски Вамана, потом в Парушараму, Раму с топором, чтобы зарубить им зарвавшихся кшатриев и передать власть брахманам, потом в «просто» Раму, идеального, «рама» означает очаровательный, царя и мужа. Далее идут ещё более известные аватары – Кришна, кришнаиты считают, что всё было как раз наоборот, это Вишу – аватара Кришны, и, наконец, просветлённый или пробудившийся Будда Гаутама. Как видим, индуизм попытался перетянуть на свою сторону и буддистов, не получилось, в отместку многие радикальные вайшнависты Будду из списока аватар Вишну исключили, заменив его братом Кришны Баларамой. Десятая, грядущая аватара Вишну – Капки, «вечность», типичный всадник апокалипсиса, мессия на белом коне со сверкающим мечом, коим призван истребить грешников. Вот собственно об этом и рассказывал нам гид Ашу, когда мы перемещались по территории храма от одного алтаря к другому, стараясь быстро преодолевать открытые солнцу пространства, нагретый мрамор нещадно жёг босые ступни, и любуясь скульптурами изображениями богов и священными знаками, образующими причудливую вязь. Ашу научил нас различать в скульптурных портретах священных пар бога от богини, если не знать принцип, визуально это сделать практически невозможно. Оказалось всё очень просто, если смотреть на священную пару, супруга всегда слева от своего благоверного. Чтобы меня не обвинили в мужском шовинизме, я столько написал про Вишну, обойдя молчанием его супругу, пару строк посвящу и ей. Лакшми считается богиней процветания, изобилия, богатства, удачи и счастья, потому недостатка в подношениях не испытывала и не испытывает. Лакшми жена верная, и сопровождала Вишну в его перевоплощениях, например, в образе Ситы она была женой Рамы, а в образе Рукмини женой Кришны, вот уж действительно, парочка могла сказать «даже смерть не разлучит нас». Теперь о священных символах, начинать со свастики неохота, хотя её изображений в храме немало, а Индия входит в небольшой список стран, где изображение свастики никак не карается. Начнём с изображения лотоса, являющегося символом Лакшми, поскольку, если верить Махабхарате, рождена она была, если тут уместен этот глагол, из золотого лотоса, распустившегося над головой Вишну-Нараяны. Два важных, но совершено неизвестных мне ранее, уважаемых индуистских символа это «ом» и «шри». В Евангелие от Иоанна говорится, вначале было слово. Индуисты не совсем согласны, а вернее более корректны, утверждая, что вначале был звук, и звук этот был «ом..м», слышите гудение колокола, это звук создавший всё сущее. Интересно, что в храме на мне была футболка именно с этим знаком, её я купил, ничего не зная об «оме», на вылете из Непала, руководствуясь исключительно декоративными соображениями, и одел на экскурсию, поскольку в рюкзаке она лежала сверху, случай или божий промысел. Отдалённо «ом» напоминает декоративное изображение числа 30. Кстати, цифры, которые мы ошибочно называем арабскими, родились в Индии, поразительно, что индусы сами этим изобретением не пользуются, сапожник без сапог, у них свои уникальные цифры, у арабов тоже, отличающиеся и от «индийских», и от «европейских». Знак «шри», предваряющий новое название Цейлона менее декоративен и символизирует богатство и процветание, футболка с этим знаком мне не попалась, а жаль, не помешало бы. И напоследок о замаранной фашистами свастике, она символизирует гармонию, эдакое колесо фортуны, «свасти» - это пожелание удачи, историки считают, что впервые она появилась ещё в эпоху верхнего палеолита. Что касается направлений её вращения, у индусов, также как у Гитлера, «положительным» считается направление по часовой стрелке, также нужно обходить и все святыни в храмах, а у тибетцев «соответственно» против, и свастика у них «зеркальная».Пора из индуизма возвращаться в мусульманство, судя по одежде прохожих, мусульман в Дели никак не меньше индуистов, или просто нас по таким районам возили, а везли нас к гробнице, а точнее, мавзолею Гамаюна или Хумаюна, второго из великих моголов, сына основателя царственной династии Бабура из рода Тимуридов монгольского племени Барлас. Великие моголы правили громадной империей, простиравшейся от Индии до Афганистана в течении более чем двух сотен лет. Этот мавзолей, «генеральная репетиция» Тадж-Махала, известен гораздо меньше своего счастливого собрата, уж не потому ли, что Тадж-Махал возводил мужчина, всесильный шах в память о своей любимой жене, а мавзолей Хумаюна бедная женщина, вдова, в память о своём единственном муже. Те же совершенные линии, тот же запоминающийся силуэт, в облицовке мавзолея Гамаюна белоснежный мрамор, может быть не столь белоснежный, как тадж-махаловский, сочетается с красным песчаником, что разнообразит палитру красок предстающей перед взором картины и добавляет декоративности. А ещё этот мавзолей можно считать памятником нерушимой арабо-еврейской дружбы, поскольку значительным элементом декора этого классического образчика арабской архитектуры являются шестиконечные звёзды Давида. Оказывается, шестиконечная звезда это и древний индийский символ, так что дружба на самом деле арабо-, а точнее мусульмано-индийская. В индуизме эта звезда символизирует единство, точнее единение или со-единение мужского и женского начал, где треугольник с вершиной вверх, в отличие от туалетных пиктограмм, символизирует мужское начало, а с вершиной вниз – женское. В центре звезды обычно помещают изображение лотоса, олицетворение акта соединения, рождения или ставят две точки, белую, цвета мужского семени и красную цвета женской крови, в монохромной версии символа точки белая и чёрная.Ещё мавзолей Гамаюна отличается от Тадж-Махала отсутствием минаретов по бокам. В Дели минарет воздвигнут отдельно, да ещё какой, Кутаб Минар, башня победы, его и осмотрим. Сооружение весьма значительное, высота 72 метра, это самая высокая башня в Индии, и запоминающееся. Строить эту башню начал раджа Притхвираджей Чаухан в конце двенадцатого века, из-за каприза любимой дочери Супадж, желавшей с неё любоваться окрестностями. Однако достроить башню радже не удалось, поскольку вскорости эти места были захвачены мусульманами и первый мамелюк Кутбуддин Айбек продолжил строительство уже для возвеличивания «собственного Я» в истории. Его дело продолжили его потомки, всё это время башня неуклонно росла. В конце концов вся слава досталась султану Мухамеду Туглаку, достроившему в 1370 году четвертый и пятый, последний, этажи-уровни башни. Честно говоря, эти этажи значительно меньше остальных и выбиваются из общего стиля, но это не единственный случай в истории, когда главный приз достаётся наименее достойному. Ещё большего презрения заслуживает султан Алладин Хаджи, задумавший переплюнуть Мухаммеда, построив минарет вдвое выше, речь о султане, не о пророке, но, видимо, именно поэтому у него ничего не получилось, а пятнадцатиметровое, изгрызенное временем основание, пшик, которым завершилось строительство, служит прекрасным памятником суете сует и томлению духа. Ещё один важный объект осмотра, я бы даже сказал поклонения, этого комплекса - нержавеющая, так говорят, тысячелетия железная колона, мне-то она показалась достаточно ржавой, точнее тронутой ржавчиной, особенно у основания, какой-то не в меру ретивый мусульманский правитель пытался выдрать её с корнем. Когда колона изготовлена, точно неизвестно, поставлена, как следует из надписи на ней, во времена правления Самандрагупты, жившего с 330 по 380 гг. н.э., в память о победе над народами Средней Азии. Почему колона не ржавеет или ржавеет столь медленно, основная версия – изготовлена из очень чистого, 997 пробы, железа. Как удалось такой чистоты достигнуть, опять загадка. Существует несколько версий-ответов, есть внеземная, отлита из метеорита, инопланетная, они, родимые соорудили, и экстросенсорная. Как сказано в одном источнике «многолетними усилиями российских исследователей выявлено, что фундамент колонны выполнен в виде двусторонней пирамиды (ромба - вершинами вверх и вниз)» - вообще то такой многогранник называется октаэдром, - «образующей над своей вершиной-площадкой невидимое для обычного глаза энергополевое облако, по виду напоминающее пламя свечи высотой около 8 м и диаметром более 2 м. Образование подобного энергополевого облака наблюдается у вершин египетских и других пирамид». Мусульманские завоеватели повредили не только колону, но и…, нет, не головы некоторых российских исследователей, а стены здешних индуистских храмов, соскоблив неприличные, с их точки зрения, изображения, после чего превратили храмы в мечети. Надо отдать им должное, стены голо-унылыми не остались, а были покрыты причудливой арабской вязью и сегодня эти руины смотрятся очень живописно. Сурами из Корана «окольцован» и минарет, что его несомненно красит, как утверждают правоверные, именно это спасло Кутаб Минар от разрушения при землетрясении.Золотой треугольник Индии, это, в основном, историческое наследие империи Великих Моголов, во всяком случае, две вершины и рёбра, и лишь одна из вершин означенного треугольника представляет собой ту подлинную, таинственную Индию, неодолимо манившую западных путешественников и завоевателей от Александра Македонского до Христофора Колумба, страну слонов и магараджей. Сегодня это индийский штат Раджастан со столицей Джайпур, туда из Дели мы и направляемся. Пребываем во второй половине дня, дорога то неблизкая, и начинаем осмотр достопримечательностей с настоящего дворца настоящего современного магараджи или просто раджи. Конечно, в жилые покои нас не пускают, водят по территории и в несколько музеев его светлости, или как его следует величать. Музей тканей и костюмов, мне не очень, и музей оружия, этот поинтереснее, всякие индийские кинжалы-стилеты с секретными, выскакивающими лезвиями и прочим восточным коварством. Вместо тронутых молью бабулек, дремлющих в креслах, дозор в залах музеев несут пышноусые кареглазые красавцы в белоснежных френчах и кроваво красных тюрбанах, или этот головной убор называется чалма, за фотографирование с собой, а как тут удержаться, вымогают деньги. После дворца Магараджи нас везут, это на сегодня последнее, но очень важное для принимающей стороны мероприятие, в магазин ковров. В начале, как водится, поят, индийский ром Старый монах произвёл весьма приятное впечатление, показался мягче и ароматнее кубинского, а потом понуждают к покупкам. Поскольку рома выпито по бокалу, не больше, наши туристы практически не заводятся, надо бы хозяевам пересмотреть для русских групп нормы выдачи.Утро начинаем с осмотра главного здешнего туристического объекта, средневекового фота Амбер. В этот форт янтарного цвета, но с названием имеющем совершенно другое значение, мы должны были въехать на слонах, но припоздали, почти все слоны были разобраны более проворными туристами, и нам пришлось добираться на приспособленных для этой важной процедуры джипах. Нежно жёлтый форт, он же крепость, он же дворец средневекового магараджи значительное сооружение на холмах характерной средневековой индийской архитектуры – резные башенки и зубцы стен, расписные двери, витражи, но главной изюминкой, а точнее мушкой в этом застывшем в веках Амбере, пожалуй, является серебристый мозаичный потолок зала приёмов, включённые в орнамент маленькие зеркала создают поразительный эффект. От зала приёмов, расположенного во внутреннем дворике, можно сказать на воздухе, отделённого от остальной территории изящными и тоже украшенными мозаикой колонами, мы долго шли коридорами и лестницами, плутали лабиринтами, всё это по жаре под палящими лучами, пока, наконец, измотанные не попали на женскую половину дворца, на территорию гарема. Похоже, именно здешнему магарадже принадлежит фраза, ставшая крылатой, сказанная как-то уставшему евнуху, водившему хозяину жён и наложниц для интимных удовольствий «утомляет не любимая работа, а бесцельное блуждание по коридорам». Кстати, хозяевам и служителям индийских гостиниц, обслуживающих сегодня российских или, я бы сказал более общо, советских туристов, не грех вспомнить главное правило работников гарема: ни в коем случае не давать постояльцам целые фрукты-овощи, только порезанные. Если на завтрак в отеле имелись бананы, часть нашего автобуса весь день неумеренно ела бананы, если яблоки, то яблоки. При обильном двухразовом шведском столе это как-то…, впрочем, бог им судья, или, пользуясь здешней риторикой, быть им в следующей жизни яблоками, которые сожрут другие жадные туристы. Особенно в этом плане лютовала одна литовская пара, и Шива отсрочил бы наказание до следующей жизни, грех обжорства не самый страшный, но грех тщеславия, накануне они заставили 20 минут ждать весь автобус, неспешно примеряя сари и выбирая ковры, он стерпеть не мог и покарал нечестивцев незамедлительно. Лишил их права видеть главное чудо света, несравненный Тадж-Махал, открывающийся только душам подобным белоснежному мрамору, из которого сложён, причём сделал это с божественным изяществом, через их же обжорство, наслав стойкое пищевое расстройство.Рассказ о белоснежном Тадж-Махале впереди, а пока мы в розовом городе Джайпуре. Местные власти разрешают сегодня вести застройку в исторической части города, выдвигая лишь одно непременное условие – возводимые дома должны быть розового цвета, как всё, построенное до них. Сегодня мы никуда не спешим, поэтому нас завозят в ресторан пообедать. Индийская кухня, нет, не оставила равнодушным, но не полюбилась. Слишком остро, слишком жидко, смотреть, как водитель во время экскурсионных остановок берёт стоящую у него сбоку на полу миску с жижей и начинает это поглощать, зачерпывая кусочками лепёшки и облизывая пальцы, весьма неприятно. Но одно блюдо индийской кухни оставило по себе тёплые воспоминания, речь о «цыплятах в тандуре», как известно, тандур это восточная глиняная печь, нежные кусочки цыплёнка предварительно замаринованные, тут остринка уместна, приготовленные на открытом огне, да ещё со свежей, ещё тёплой лепёшкой пресного хлеба, просто, сытно и вкусно, как всё истинное. После обеда отправляемся в средневековую, ну как средневековую – начала восемнадцатого века, обсерваторию – пространную территорию, заставленную каким-то таинственными объектами, это приборы для астрономических наблюдений, но могут сойти и за объекты авангардного искусства. Особенно потрясли солнечные часы громадного размера, их несколько и даже есть самые большие в мире – такая лестница в небо, разрывающая полукруг земной орбиты, вполне удачный памятник покорителям космоса, лучше многих существующих. Далее самостоятельное знакомство с городом, нас вывозят в центр, к рынку и дают час свободного времени. Первым делом осматриваем Хава-Махал – дворец ветров, визитная карточка Джайпура. Построил его магараджа Савай Пратап Сингх для своих жён, чтобы могли без помех смотреть на городскую жизнь, оставаясь невидимыми для прохожих. Похоже у магараджи были большие матримониальные планы, окон в Хава-Махал столько, что, если бы его гарем заполнил их все, вполне мог попасть в книгу рекордов Гиннеса. Своё название дворец получил из-за отличной вентиляции, 953 оконных отверстия помогали переносить самый нестерпимый зной. Здание действительно запоминающееся, ни на что не похожее, скорее напоминающее шедевр кондитера, чем архитектора, такой сказочный пряничный домик. Окружающие этот розовый дворец розовые дома в несколько худшем состоянии, чем периодически реставрируемый дворец, зато от них веет ароматом старины и подлинности, и потому производят они не меньшее впечатление, а добавьте сюда прохожих в экзотических одеждах и скачущих по крышам мартышек, картина незабываемая. Возвращаясь в гостиницу, остановились у Альберт Холла, дворца возведённого в индийском духе специально к приезду принца Альберта, супруга королевы Виктории. Здание интересное, но стилизации редко заставляют сердце биться чаще.Утром желающие покататься на слонах, наконец, осуществили свою заветную мечту. Понравилось не многим, большинство в качестве существенных минусов отметили неудобство сидений и слоновий запах. Из Джайпура путь наш лежал в Агру, мы возвращались в империю Великих Моголов. В пути периодически попадались повозки, запряжённые верблюдами, и, как на всех дорогах Индии, «писающие мальчики». Но после одной санитарной остановки, когда в туалет отвели только женщин, а мужчинам просто указали на каменный забор, мы более терпимо стали относиться к этой культурной индийской традиции. По пути завернули в посёлок Абанери, известный своим древним резервуаром для хранения воды, огромным глубоким ступенчатым колодцем. Сегодня Чанд Баори, так он называется, охраняемый памятник архитектуры и по прямому назначению не используется. Время сооружения девятый век, колодец-резервуар имеет 13 ярусов, 3500 ступеней, его глубина 30,5 метров, это близко к рекорду. С удовольствием скачем по ступеням, многократное повторение идентичных деталей завораживает, картина открывающаяся взгляду более всего напоминает графику Эшера, чёрно белой картинке добавляет цвета зеленоватое озерцо глубоко внизу. Рядом расположен храм, несмотря на его солидный возраст, он современник колодца, впечатления особого не производит, явно проигрывая Чанд Баори, ценного своей уникальностью. Ещё в Абанери наблюдали одну интересную индийскую традицию, где-то ритуал. Стоит небольшая будочка, внутри человек, обычно старик. Дети, захотевшие пить, подходят к окошку в этой будке, из окна высовывается рука с медным чайником, из носика чайника льётся тонкая струйка воды, дети, сложившие руки лодочкой начинают пить. Процедура смотрится умилительно, зачем сидящий в будке это делает, что за работа у него такая? Как говорит наш гид Ашу, это сильно улучшает карму поителя, пусть так, обычная практика, все истинно добрые дела человек делает, прежде всего, для себя.Следующая большая остановка нас ждёт в Фатехпур Сикри, городе Победы, бывшей в 1571-1585 годах столице империи при самом великом из Великих Моголов, его имя так и переводится, Акбаре, сыне Хумаюна, деде Шах-Джахана. О той победе, если бы не построенный в её честь город, никто бы и не вспоминал. Она была одержана дедом Акбара Бабуром над Рама Сану в битве у Кханвы. Узнав что стал отцом наследника, Акбар в рекордно короткие сроки, пятнадцать лет, построил отлично сохранившийся до наших времён форт из всё того же красного песчаника и перенёс сюда свою столицу, так что может быть давая название городу он имел ввиду совсем другую победу. В любом случае и Тадж-Махал, и Фатхепур Сикри своим появлением обязаны любви. Акбар, берите пример, ваххабиты, отличался изрядной веротерпимостью во всём, даже в архитектуре. Построенный им комплекс несёт в себе черты как раджпутского, так и могольского архитектурного стиля. Во время нашего посещения туристов было немного, хотя памятник входит в мировое наследие Юнеско, что способствовало большему единению с вечностью: пустая площадь, диковинные строения давно минувшей эпохи и ты вне времени, и вне пространства. Вернуться в сегодняшний день помогли приставучие торговцы, продававшие не только товары, но и услуги. Я не мог пройти мимо живописного старика с белой бородой в оранжевой чалме, он играл на дудочке, держа её одной рукой, а из плетёной коробочки рядом высовывалась расправившая свой капюшон кобра. На случай, если эта приманка на туриста не подействует, в другой руке старик держал средних размеров удава. Плату старик взимал повременную, периодически в зависимости от полученной суммы, накрывал короб с коброй крышкой и шоу заканчивалось.Знакомство с главной жемчужиной путешествия, уже тысячу раз помянутым Тадж-Махалом начали с утра пораньше. Кроме всего прочего, это весьма успешное коммерческое предприятие, продавать любовь всегда было выгодно, приносящее ощутимый доход в индийскую казну, до 4 миллионов посетителей в год. Входные билеты не дешёвые, но сюда входит ряд дополнительных услуг. Автобус нужно оставить за несколько километров до Тадж-Махала, чтобы он своими выхлопами, не дай бог, не повредил белизне мраморной постройки. Далее вас везут на специальных микроавтобусах, видимо с электрической тягой, кроме того, в пакет услуг входит бутылка воды и разовые бахилы, необходимые для хождения по мраморному полу мавзолея. На входе самый тщательный досмотр, металлодетектор, ничего колющего-режущего, никаких продуктов, и вообще посторонних предметов, даже сувениры проносить нельзя, мобильные телефоны совсем недавно разрешили. За фотосъёмку отдельно платить, кажется, не нужно, а вот видеосъёмка запрещена, нельзя ни за какие деньги, во всех других местах за деньги можно. Прежде чем мы войдём на территорию комплекса и увидим это чудо, повторим вкратце общеизвестную историю его создания. Шах-Джахан, пятый из Великих Моголов, был третьим сыном четвёртого Могола, Джахангира, «покорителя мира» по-персидски, сначала восстал против власти отца, но был разбит и прощён. После смерти Джахангира провозгласил императором себя, приняв звучное имя-титул «правитель мира», под которым и остался в истории, такая у моголов была традиция, ранее то он именовался принцем Хуррамом. Во избежание дворцовых интриг умертвил родного брата, помогшему ему, кстати, с добыванием престола, да и других близких родственников мужского пола тоже. Говорят, был справедливым правителем, хотя кто при нём посмел бы сказать иначе. Свою любимую жену тогда ещё принц Хуррам встретил на базаре, так гласит легенда, и влюбился в бедную девятнадцатилетнюю девушку с первого взгляда. На самом деле её отец был братом жены отца Хуррама, но не его дядей, похоже на известную загадку, не правда ли, потому что жена Джахангира Нур-Джахан не была матерью Шах-Джахана, мать его звали Манмати. Свёкру Джахангиру третья жена сына, наложницы не в счёт, тоже понравилась, именно он ей дал имя Мумтаз-Махал, «украшение дворца». Со своей любимой женой Шах-Джахан не расставался ни на минуту и даже брал в дальние военные походы. В одном из таких походов во время родов Мумтаз и скончалась. Это были не первые, даже не тринадцатые, четырнадцатые роды, за 17 лет супружества. Именно её усыпальницу мы сегодня и посещаем. Себе Шах-Джахан, возможно, даже скорее всего, это легенда, собирался построить такую же усыпальницу, но из чёрного мрамора, на противоположном берегу реки Джамна, осуществиться этим планам было не суждено. Тадж-Махал, лучший из представителей стиля Мугал, который сочетает в себе элементы персидского, индийского и исламского архитектурного искусства, строили 22 года 20 тысяч рабочих, в 1653 году строительство было закончено. Как известно, история никого ничему не учит, но сама штука весьма поучительная, во всяком случае, такова история Шах-Джахана. Он не был увековечен в чёрном мраморе, но чёрная полоса в его жизни была, в 1653 году его сверг собственный сын Аурангазеб, шестой ребёнок Мумтаз-Махал, ставший шестым Великим Моголом и взявший себе имя Аламгир, «владыка мира». Кстати, именно он покончил с веротерпимостью характерной для Великих Моголов и взял курс на исламизацию всей страны. С батей Аламгир поступил достаточно гуманно, убивать не стал, просто заточил в темницу Красного Форта. И по легенде всеми покинутый Шах-Джахан до самой смерти 8 лет, он умер в 1666 году, смотрел на своё любимое, единственное, не предавшее его детище сквозь прутья тюремной решётки. Есть мнение, что Шах-Джахан был заточён не в Красный Форт Агры, откуда действительно виден Тадж-Махал, а в Красный Форт Дели, откуда Тадж-Махал, разумеется, не углядеть. В любом случае, Тадж-Махал, наверняка, стоял перед взором, пусть мысленным, Шах-Джахана в последние дни его земной жизни. Похоронен он рядом с любимой Мумтаз, таково было его завещание, эта легенда плохо согласуется с легендой о чёрном Тадж-Махале 2, что внесло некоторую дисгармонию в идеально симметричный и божественно-совершенный Тадж-Махал 1, поскольку надгробие Шах-Джахана находится сбоку от надгробия Мумтаз-Махал, имя, данное Джахангиром, оказалось поразительно и неожиданно говорящим, – центра круглого зала-усыпальницы.Читатель заскучал, тогда давайте поскорее войдём в ворота, наконец, увидим это чудо и прикончим осуществлением ещё одну свою мечту. Принимающая нас фирма Сита приготовила подарок – фото на фоне Тадж-Махала. Снимает довольно живописный старичок, красящий свои поседевшие волосы и бороду ярко рыжей хной. Он делает два снимка, один – подарок, а второй можно приобрести за деньги, поскольку снимки отличаются незначимо, разве ориентацией фотоаппарата, большинство ограничивается бесплатной фотографией. Теперь у нас есть час свободного времени для осмотра комплекса. Какие подобрать слова, как описать это хрестоматийное Чудо света? Если при слове «халва» во рту сладко не становится, то слово «Тадж-Махал» мгновенно достаёт из памяти всеми узнаваемый образ. Не смотря на зримое присутствие Тадж-Махала, вот он тут, видимый почти из каждой точки, он напоминает скорее воздушный замок - мираж, чем реальное строение из камня, может быть всему виной утренний воздух, окутывающий дымкой предметы, расположенные поодаль. Стараюсь найти неожиданные ракурсы съёмки, народу много, туристы со всего света, но индусов большинство, их разноцветные одежды служат, так же, как зелень растений и голубизна небес рамой или оправой для нашей перламутровой жемчужины. Подходим к мавзолею вплотную, надеваем бахилы, чтобы ступить на мраморный пол, проходим внутрь, стоим у саркофагов, заглядываем в расположенную сбоку мечеть, любуемся узорами, покрывающими стены Тадж-Махала, но это почти ничего не добавляет образу, хранящемуся где-то глубоко в душе, четыре минарета по углам, в центре молочно-белый мавзолей под куполом и голубая водная дорожка, ведущая к нему.Снять полученный эстетический шок, нас повезли в магазины. Сначала в магазин мрамора. Там, кроме декоративных столешниц, продавались маленькие Тадж-Махальчики, все беломраморные. Почему нет ни одного чёрного, - поинтересовался я у продавца. Будет оплачен заказ, сделаем – заверил он меня, наверное, тоже самое его предок ответил и Шах-Джахану, когда тот заикнулся о строительстве второго мавзолея. Были ещё ювелирные магазины, магазин тканей, сувениров, одежды, а потом мы поехали осматривать Красный Форт. Его постройку в 1565 году начал Акбар, перенесший сюда из Дели свою столицу. Свою руку к строительству приложил и главный герой этой части повествования Шах-Джахан, расширив территорию форта и оживив постройки из красного песчаника белым мрамором с узорами и инкрустациями. В форт попадаем через мощные ворота, высота и толщина стен, безусловно, заслуживают уважения. Далее осматриваем внутренние постройки. Мило, аккуратно, изыскано, но эта мусульмано-индийская архитектура уже успела приесться, и радость открытия нового не приходит, что-то напоминает дворец магараджи в Джайпуре, что-то постройки в Фатехпур Сикри, поэтому главной изюминкой осмотра становится вид на всё тот же Тадж-Махал, вид тот самый последний, Шах-Джахановский сквозь каменную вязь оконного переплёта. Но народу много, активно фотографируют друг друга, особенно на троне падишаха, каменная скамья и только, на фоне Тадж-Махала.Красный форт последняя экскурсионная достопримечательность большинства из нашей группы. После обеда их отправляют в Дели, а там они уже разлетаются в разные стороны, кто домой, а кто на пляжи Гоа. Мы же получаем несколько часов отдыха, его проводим у бассейна в отеле, а вечером нас везут в индийскую семью. Семья – показательный средний класс. Глава семейства строитель, построивший, кроме прочего, и дом, в котором они живут. Его жена домохозяйка, двое детей, девочке лет 15, мальчишка помладше года на три, он первый утратил к нам интерес и быстро ретировался. Дочь оказалась более воспитанной и стойко несла свой крест, точнее знак «шри» или какой другой индуистский символ, принимая активное участие в застольной беседе. Беседа касается общих тем, узнаём, где учатся дети, о чём мечтают, кто будет выбирать дочери жениха (конечно, отец), едят ли они мясо (не едят). Я тихонечко интересуюсь у гида, удобно ли спросить к какой касте принадлежит семья. Спросите – ответил Ашу – хотя я лично думаю, что к третьей. Сказано это было таким тоном, что я понял, наш гид из более высокой касты, видимо второй, представитель первой вряд ли пошёл бы в гиды, и что спрашивать о касте хозяев не нужно, можно обидеть. Потом всех поили чаем, собственно, в программе так и было обозначено «чай в индийской семье». Хозяйка предложила на выбор чёрный или масалу, чай с молоком и специями. Все выбрали масалу, оказалось не так остро, как можно было ожидать. Хозяин объяснил, что тут добавлен кардамон, а вот зимой в холода они добавляют жгучий имбирь для тонуса. К чаю были поданы закуски: печенье, что-то типа цукатов и ещё что-то рассыпчатое из теста и довольно острое. После масалы хозяева по законам вежливости предложили ещё чёрного чая, по тем же законам большинство наших отказалось. А беспардонно согласившимся выдали по пакетику и чашке кипятка.До храмов Каджурахо нужно добираться на перекладных. Сначала поездом до Янси, потом автобусом. Нас везут на ж.д. станцию Агры. Сумки до платформы можно дотащить самостоятельно, а можно взять носильщика. За доллар он не только допрёт тяжеленный чемодан, предпочитает нести его на голове, а в свободной руке тащит ещё пару сумок за отдельную плату, но и погрузит всё в вагон. Цены настолько привлекательные, что я даже интересуюсь у гида Ашу, нельзя ли парочку таких носильщиков прихватить до Москвы.Как только мы вышли на привокзальную платформу, нас мгновенно облепили маленькие попрошайки. Нищенство в Индии, особенно детское нищенство, особая тема. Большинство маленьких нищих ведёт себя достаточно бесцеремонно, требуя с туристов по 10 рупий почти в приказном порядке, никакие конфеты, принимаемые без капли благодарности, от выплаты этого налога не освобождают, поэтому туристы шарахаются от нищих как от чумы и убегают, если есть куда. Особенно пронзительную картинку я видел на автобусной стоянке у Тадж-Махала. Спешащая толпа наших туристов, а за ними бежал мальчишка, у него было что-то серьёзное с ногой, ступать на неё он не мог, поэтому мчался как трёхлапая собачонка, стирая руки и здоровую ногу об асфальт. На платформе укрыться и убежать было некуда, и нам бы ни за что не уйти без потерь, но нас спасла появившаяся чуть позже большая группа респектабельных европейцев. Дети мгновенно оценили обстановку и поголовно выбрали более жирный кусок. Европейцы не устояли, один из Мистеров-Твистеров, атакованный чумазым, светились только белки глаз, босоногим мальчишкой, презентовал тому взятую из последнего отеля губку для обуви. Учитывая тот факт, что мальчишке за его ещё недолгую жизнь вряд ли доводилось носить или хотя бы примерить что-либо на ноги, менее бесполезного и более издевательского подарка придумать было трудно, если вообще возможно. Подарок сопровождавшей Мистера-Твистера Леди был более уместен, она подарила клянчившей у неё деньги девочке, а ведь могла подарить, например, шапочку для душа, тюбик шампуня, прихваченный из того же отеля, давно не мытым девчачьим волосам он явно бы пригодился, но не факт, что будет использован как должно. Хотя…, я всё думаю о подарке Мистера-Твистера, возможно, теперь у парнишки появится сильный стимул работать и зарабатывать, и он буквально из кожи вылезет, чтобы накопить и купить себе кожаные туфли. А может, известно, что нищих нужно одаривать удочками, а не рыбой, мальчишка превратит полученную губку в орудие производства, почистит обувь одному, другому, столь же щедрому Мистеру-Твистеру, за что получит уже две губки для обуви. Далее, идя проторенной дорогой земляка, придумавшего шахматы, сделает 64 результативных хода, после чего сам сможет нанимать чистильщиков, в кои по средствам будет выбрать и Била Гейтса, и Романа Абрамовича.Наконец прибыл поезд, грузимся по вагонам, ряды видавших виды кресел, не очень чисто, но терпимо. Стюарты выдают нам по бутылке воды и исчезают. Через некоторое время нас из своего вагона приходит проведать Ашу, интересуется, покормили ли нас. Отвечаем отрицательно, и он идёт разбираться с вагоновожатыми, возвращается и говорит, что, по словам проводников, от еды мы оказались. А что надо было делать, интересуюсь я, хватать их за одежду и, тут я широко открываю рот, одновременно показывая на него указательным пальцем, так нищие в Индии просят подаяние. Оказывается, нужно было просто откинуть столики, в результате свой скромный ланч мы получили. В Янси нас ждёт автобус, по дороге делаем остановку в Орче. Сегодня это тихий небольшой городок, а когда-то столица княжества. Основан город раджой Рудрой Пратап Сингхом в шестнадцатом веке. Его преемник Бир Сингх Део заключил союз с Великими Моголами и даже назвал воздвигнутый дворец в честь отца Шах-Джахана, Джахангир-Махал, его то мы и прибыли осматривать. Во дворец попадаем через мощные ворота. Двери ворот с внешней стороны обиты внушительными железными шипами, это защита от боевых слонов, некоторые шипы погнуты, стало быть, предосторожность не лишняя. Дворец понравился, прежде всего, своей непохожестью на всё осмотренное до этого. Башенки, купола, арки, сохранившие цвет фрески на стенах дворцовых покоев, а главное никого народу, можно подняться на верхние этажи, их аж пять, и бросить взгляд на реку и живописные окрестности – островерхие шапки-шпили индуистских храмов. Сами храмы не осматриваем, чтобы ими не замылить глаз перед Каджурахо.Каджурахо, так сегодня называется группа индуистских и джайнистских храмов, возведённых в конце десятого, начале одиннадцатого века. Джайнизм - древняя религия, 5-6 век до нашей эры, выросшая из общего с индуизмом корня. Сегодня джайнизм не так популярен, где-то порядка 5 миллионов приверженцев, именующих себя джайнами, проповедующих духовное совершенство и ненанесение вреда всему живому, Джайны не любят носить одежду, радикалы ходят исключительно обнажёнными и вырывают на себе волосы с корнем. Но вернёмся в Каджурахо, первоначально храмов было 85, осталось 25, от гнева ревнителей ислама и соответственно от разрушения, храмы спасли джунгли, надёжно укрывшие эти сокровища человеческого духа после забвения бывшей столицы некогда могущественной династии Чанделла в тринадцатом веке. Переоткрыты храмы были не так давно в период английского владычества в 1838 году неким Т.Бертом. Сохранившиеся храмы принято делить на три группы: западную, восточную и южную. Наиболее интересной признана западная группа, её с утра пораньше мы и осматриваем, на другие нет времени. Храмы не так велики (до 30 метров), как это представлялось воображением и издалека на чудо не очень похоже, но стоит подойти поближе и сердце то бьётся, то замирает от восторга и гордости за человечество, способное замыслить и создать такое. Стены храмов и купола-бутоны покрыты невероятной каменной резьбой, это тысячи фигур (на самом деле около восьмисот) из жёлтого песчаника тонкой работы и прекрасной сохранности. Читателю, видимо, известна расхожая версия, что эти фигуры – иллюстрации к Камасутре, древнему руководству в любовной науке, и именно их, все мы грешны, взгляд на стенах храмов первым делом и выискивает. На самом деле это не совсем так, а, возможно, и совсем не так. В Камасутре описаны 64 любовные позы, между прочим, только в одной из 35 глав, другие главы содержат достаточно глубокие философские и этические рассуждения. А на стенах храмов Кваджурахо самый скурпулёзный и озабоченный исследователь вряд ли найдёт более десятка разных поз, много повторений, да и вообще скульптуры, которые можно назвать эротическими, составляют не больше 5-10% от общего числа сотворённого. На самом деле перед нами каменная энциклопедия современной создателям храмов индийской жизни, в которой главную роль играли религия, война и любовь. Кстати о религии, индуизм-джайнизм учит, что достичь мокши (рая, нирваны в других традициях) можно разными способами. Можно молитвами, духовными или телесными практиками, йогой, постом, введением себя в транс, а можно и сексуальными упражнениями. Причём, судя по некоторым скульптурным изображениям, последний способ далеко не самый лёгкий. Выделяющиеся при таких упражнениях жидкости также священны, что объясняет ещё ряд имеющихся на стенах изображений. Хотелось на память об увиденном увезти с собой копии некоторых скульптур и композиций, но встреченное в сувенирных магазинах как-то не вдохновило, грубая, топорная работа современных камнетёсов превратило высокую эротику в заурядную порнографию.Все осмотренные нами храмы, кроме одного, это храмы-музеи. Единственный действующий храм Матангешвар находится за оградой комплекса. Его посещаем в самом конце. На полу храма сидит благословляющий желающих священник. Главная часть внутреннего тесного помещения, оно символизирует чрево и называется габхагриха, – двухметровый лингам. Один из местных мужчин нежно его целует. Видеть такое, даже после внимательного осмотра настенных фигур комплекса, я как-то не готов, а потому быстро выхожу наружу и коротаю время, фотографируя чёрнолицых мартышек, притаившихся на соседних деревьях.Дорога к автобусу, как обычно, сопровождается навязчивыми приставаниями мобильных торговцев. Главный товар – альбом о Каджурахо на русском языке. Один прилип ко мне намертво, покупай, говорит, хорошая цена, из твоей группы все купили. Отлично, отвечаю я, у них и возьму почитать. Ему ничего не оставалось, как засмеяться и отойти. Сегодня, благодаря интернету, книга как источник информации свои позиции сильно утратила, а что касается иллюстраций, гораздо приятнее смотреть на сделанные собственноручно.Дорога назад показалась тяжелее. Забарахлил кондиционер, и особо чувствительные к жаре решили пожаловаться на водителя гиду. Поскольку, это происходило рядом с моим местом, я решил принять участие в разговоре. «Ещё бы» - говорю – «не сломался кондиционер, вы же у них воду не покупаете», продажа воды стандартный дополнительный бизнес индийских водителей, для этого они с собой даже одного – двух помощников берут, «сейчас они вам устроят пустыню Сахару». Автобус нас доставил до всё той же Янси, откуда увёз всё тот же с теми же стюардами поезд до Дели. На вокзале мельком видел большое собрание садху, похожее на слёт детей лейтенанта Шмидта, устроенный Шурой Балагановым, тоже небось делили территорию страны на сферы влияния. Поскольку поезд был вечерний кормили плотно, во всяком случае, значительно обильнее Аэрофлота, и добавку давали, и мороженое. В Дели ждавшая нас машина доставила в аэропорт. Поскольку до вылета было около 7 часов, а в здание аэропорта пускают только за 3, время мы коротали в кафе напротив, трагизм положения заключался в том, что начитавшись отзывов о бесполезности в аэропорту индийских рупий, мы от них полностью избавились заранее. Наконец, эти ужасные часы ожидание закончились, мы перебрались в аэропорт, прошли регистрацию и тщательный досмотр, накупили в Duty Free индийского чая и специй, после чего, заняв отведённые нам места, улетели на родину.

    Другие отзывы автора:

    Этот отзыв оценили:

    Новый комментарий

    Что бы оставлять комментарии на сайте, Вам нужно Войти или Зарегистрироваться